пятница, 15 сентября 2017 г.

Уходя на выходные... Джек Лондон "Морской волк"

В последнее время стараюсь даже не столько "много читать", как "много перечитывать". Несколько лет назад перечитал почти всего Викентия Вересаева и основные произведения Ивана Тургенева. В прошлом году перечитал серию романов про Сварога от Александра Бушкова (см. здесь, здесь и т.д.)

А недавно потянуло меня на Джека Лондона (1876-1916), которого я почти всего запоем прочитал, когда мне было 15-16 лет.
И знаете - не прогадал. В первую очередь выбрал, как мне кажется, самое яркое и эпичное произведение этого выдающегося американского писателя -  "Морской волк" (не считая, конечно, "Мартин Иден").
В эту книгу автор вложил свои поиски природы человека, сути жизни, проявления характера человека, когда он попадает в страшные обстоятельства. И мне кажется, что роман автору удался (хотя сам Дж. Лондон на него и жаловался).
Самое удивительное, что отрицательный герой книги - Волк Ларсен, несмотря на свою жестокость и где-то даже животность вызывает только симпатию, но это наверное в силу нашего русского менталитета или по въевшимся традициям социалистического реализма, вбитого в голову еще в школе.
Абсолютно неправдоподобным и каким-то даже абсурдным получился у Дж.Лондона показ отношений между главным героем романа, писателем Хэмфри Ван-Вейденом и поэтессой Мод Брустер, уж такой я, наверное, испорченный человек (кто читал книгу может со мной или поспорить, или наоборот, согласиться).
А еще по этой книге в 1990 году в СССР был снят очень хороший одноименный 4х серийный фильм (см. здесь).

Ну и конечно несколько цитат.


Джек Лондон "Морской волк"




Сила всегда права. И к этому все сводится. А слабость всегда виновата. Или лучше сказать так: быть сильным – это добро, а быть слабым – зло. И еще лучше даже так: сильным быть приятно потому, что это выгодно, а слабым быть неприятно, так как это невыгодно. Вот, например:
владеть этими деньгами приятно. Владеть ими – добро. И потому, имея возможность владеть ими, я буду несправедлив к себе и к жизни во мне, если отдам их вам и откажусь от удовольствия обладать ими.

Отдых! Раньше я не понимал по-настоящему значения этого слова. Ведь я всю свою жизнь отдыхал, сам того не сознавая. А теперь, если бы мне удалось посидеть полчасика, ничего не делая, не думая ни о чем, – это показалось бы мне величайшим блаженством на свете. Зато все это явилось для меня как бы откровением. Да, теперь я знаю, каково приходится трудовому люду! Мне и не снилось, что работа может быть так чудовищно тяжела. С половины шестого утра и до десяти вечера я раб всех и каждого и не имею ни минуты для себя, кроме тех кратких мгновений, которые удается урвать в конце вечерней вахты. Стоит мне залюбоваться на миг сверкающим на солнце морем или заглядеться, как один матрос бежит по бушприту, а другой карабкается наверх по вантам, и тотчас за моей спиной раздается ненавистный голос: «Эй, Хэмп! Ты что там рот разинул! Думаешь, не вижу?»   

– Кок поживился, – решил он. – Но не кажется ли вам, что ваша жалкая жизнь стоит все же этих денег? Кроме того, это для вас урок. Научитесь в конце концов сами заботиться о своих деньгах. До сих пор, вероятно, это делал за вас ваш поверенный или управляющий.
Если вам перепадет доллар, держите его крепче. Тот, у кого деньги валяются где попало, заслуживает, чтобы его обокрали. К тому же вы еще и согрешили. Вы не имеете права искушать ближних. А вы соблазнили кока, и он пал. Вы подвергли опасности его бессмертную душу.

– Я верю, что жизнь – нелепая суета, – быстро ответил он. – Она похожа на закваску, которая бродит минуты, часы, годы или столетия, но рано или поздно перестает бродить. Большие пожирают малых, чтобы поддержать свое брожение. Сильные пожирают слабых, чтобы сохранить свою силу. Кому везет, тот ест больше и бродит дольше других, – вот и все!
– Они копошатся, движутся, но ведь и медузы движутся. Движутся для того, чтобы есть, и едят для того, чтобы продолжать двигаться. Вот и вся штука! Они живут для своего брюха, а брюхо поддерживает в них жизнь. Это замкнутый круг; двигаясь по нему, никуда не придешь. Так с ними и происходит. Рано или поздно движение прекращается. Они больше не копошатся. Они мертвы.





Комментариев нет:

Отправить комментарий