среда, 25 апреля 2018 г.

АС МО рекомендовал судьям обратиться за консультацией (дело «УралКалия»)

Вчера в Арбитражном Суде г. Москвы прошло первое заседание «второго круга» интереснейшего и важнейшего налогового дела «УралКалий» vs ФНС».
С прошлого 2017 года все специалисты по налоговому контролю за ТЦО наблюдают за эпической судебной битвой «УралКалия» с ФНС России по поводу налоговой проверки цен при поставке хлористого калия (дело № А40-29055/2017).
Мы уже несколько раз писали про этот наисложнейший судебный процесс (см. здесь, здесь), но напомню, что ФНС проверила предприятие за 2012 год и доначислила почти 1 млрд налога на прибыль, посчитав, что при определении цены для целей налогообложения в сделках с взаимозависимым лицом из Швейцарии «налогоплательщик применил не тот метод определения рыночной цены».
Первая инстанция, АС г. Москвы, согласилась с налогоплательщиком, и решением от 16.06.2017 требования о признании незаконным решения ФНС были удовлетворены. Однако 9 ААС постановлением от 18.10.2017 решение суда I  инстанции отменил.
 И вот уже в этом году, 14 марта, АС МО рассмотрел жалобу налогоплательщика, отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение (Постановление от 14.03.2018 № А40-29025/2017).
Интересно отметить, что это фактически первый судебный налоговый спор, когда ФНС вынесла на «судейское усмотрение» вопросы определения метода рыночной цены для целей налогообложения, закрепленные с 2012 года в новом разделе V.1 НК РФ. Ранее предметом судебных споров в основном были процедурные и организационные вопросы налогового
контроля или сугубо юридические, в частности, по порядку применения налоговой ответственности и т.д. Но вот чтобы «чисто по методу», по вопросу «какой метод при каких обстоятельствах применять» - это кажется впервые.
Если в 2х словах «про главное», то налогоплательщик при определении своих рыночных цен применил «метод сопоставимой рентабельности», а ФНС – «метод сопоставимых рыночных цен», т.к., по мнению налоговико,в имелись достоверные источники сведений о сопоставимых сделках и ценах. Кстати, АС МО так и написал, что главным вопросом в споре является «вопрос о подлежащем применению методе определения рыночной цены сделок».

Арбитражный Суд Московского округа в своем Постановлении от 14.03.2018 года сделал 5 важнейших выводов

1)                   В первую очередь АС МО отмечает какую-то странную и большую разницу между рыночными ценами налогоплательщика и ФНС. Ведь смысл налогового контроля за ТЦО – это выяснение цены рынка, которая должна быть объективной. Как указывает Суд, (своими словами) - «рыночная цена объективно бывает только одна» и она не может так «круто разниться», что аж вылезла в недоимку в 1 млрд.руб. Суд фактически пишет, что «рыночная цена должна быть примерно равной по любой методике её определения», поэтому именно эту цену и надо находить и защищать, как налоговикам (в первую очередь), так и налогоплательщику. Если же в результате применения разных методик цены действительно различаются и причем серьезно, тогда этому обстоятельству должны быть объяснения. То есть должен быть ответ на вопрос: «Странно, почему так-то?» Однако, как указывает АС МО, в судебных актах I и апелляционной инстанции этого объяснения нет, поэтому есть основание для передачи этого дела новое рассмотрение.
2)                   Во вторую очередь АС МО рекомендовал суду I инстанции выяснить, а были ли в деле какие-то особые обстоятельства, которые могли так сильно повлиять на рыночность цены. При этом АС МО сослался на п.6  «Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 и ст.269 НК РФ» (утв. Президиумом ВС РФ 16.02.2017). Напомню, что Президиум ВС РФ в п.6 фактически сказал  следующее (своими словами): «Есть формальные способы определения рыночной цены, но иногда «формальный подход» может быть неправильным. Тогда у налогоплательщика есть право (причем, право только у него, а не у налоговой), со ссылкой на п.11 ст. 105.7 НК РФ защитить свою позицию по определению рыночности применяемой  цены, представив какие-то особенные доводы». Причем еще раз отмечу, что п.11 ст.105.7 «для налогоплательщика», а не для «налоговой», поэтому АС МО как бы намекает: «Налогоплательщик, посмотри, может быть в данной ситуации у тебя как раз и была такая «исключительность». Поэтому тут уж налогоплательщик, как мне кажется, должен постараться и воспользоваться «намеком», который ему дала кассационная инстанция;
3)                   Далее, на стр. 9 своего постановления АС МО, фактически дает указание проверить «добросовестность налогоплательщика» (ссылка на п.3 вышеназванного Обзора практики от ВС РФ). Это уже «намек для налоговой», как бы рекомендации «а посмотрите в этом направлении»… Однако я не знаю, как налоговый орган такой «рекомендацией» может воспользоваться, т.к. «поздно», проверка закончилась, решение вынесено, «позиция обвинения сформирована», доказательственная база собрана и т.д. И как теперь ФНС скажет при повторном рассмотрении дела: «А, мы тут еще забыли сказать… Налогоплательщик-то, того, недобросовестный был… Он тут, как выясняется, необоснованную налоговую выгоду получил»… Странно, конечно.. Но, как говорится «будем посмотреть»..
4)                   Кроме того, АС МО предлагает нижестоящим судам не чураться и экспертизой, указывая, что налоговый спор по вопросу сложному, поэтому можно и ст.82 АПК РФ воспользоваться. Думаю, что суд I инстанции этим обязательно воспользуется, поэтому дело затянется и, наверное, надолго. Зато мы с Вами увидим экспертов по делу, которых стороны и суд в качестве таковых воспримут и назовут.  
5)                   Но интересно даже не это, а именно «пятый вывод». Что достаточно сильно меня удивило, так это рекомендация АС МО суду «обратиться к специалистам». Казалось бы, экспертизы будет вполне достаточно, зачем еще специалиста привлекать? Или может это как раз оставляется на выбор суда, или «эксперта пригласи», или «специалиста позови», но пусть выскажется кто-то со стороны.
Почему эта рекомендация показалась мне странной или, вернее, оригинальной, нестандартной?
Во-первых, что это за «консультация специалиста» такая? Юридическая? Так они вроде в судебных спорах невозможны (чему есть масса подтверждений). Экономическая? Методологическая?
Во-вторых, мы год назад наблюдали историю, когда судья обратилась к действительно мэтру налогового права для обсуждения одной сложной ситуации и это стало поводом для неблагоприятных последствий. Правда, в конце концов, обвинения по этой части были сняты, однако «осадочек остался» я думаю у всех. И как после такого суду к кому-то обратиться?
В-третьих, намекая на «сторонних специалистов», можно предположить, что каждая из сторон «приведет своего». Не превратится ли налоговый спор в этом случае в «битву специалистов»?
Иными словами, дело в суде идет «по второму кругу», а нам остается только наблюдать, ну и, конечно, пожелать нашим коллегам из «УралКалия» сил, терпения и Удачи!

Комментариев нет:

Отправить комментарий