пятница, 8 сентября 2017 г.

Уходя на выходные... Дмитрий Миропольский "Тайна трех государей" (2017)

С большим интересом прочитал недавно распиаренную книгу ДмитрияМиропольского «Тайна трех государей». Вы наверняка про неё слышали, т.к. эта книга очень сильно раскручивается и подается как одно из главных литературных событий 2017 года.
Книга мне, безусловно, понравилась. 
Я вообще люблю такие книги, в которых залихватский сюжет сочетается еще и с интеллектуальной составляющей. Так вот, в "Тайне трех..." есть  всё, что необходимо для чтения в стиле «не оторваться» или «на одном дыхании». Есть в ней и интрига, и погони, и спецслужбы, и драки, и убийства, и мистика, и мировая закулиса и пр.
Особенно мне понравилось огромное количество исторического и культурологического  материала, который автор заложил в свое произведение. Объем и количество всевозможных фактов, дат, наименований, исторических персонажей, версий, тайн, мифов и легенд – просто поражает. Сразу предупреждаю, что книгу надо читать с «включенной Википедией», т.к. очень часто возникает потребность «уточнить» или желание «узнать подробности» (а иногда вовсе на уровне: «А я и не знал, дай-ка почитаю про это побольше». Но сразу скажу чтению подобные «отвлечения» нисколько не мешают, а даже наоборот. Я очень доволен, что узнал очень и очень много интересного и оригинального, прочитав книгу.
Конечно, книга очень патриотична, всё в ней «за Россею», но пафоса в меру, все объективно, тем более, что изложение повествования идет с указанием конкретных фактов, с которыми не поспоришь.
Также мне понравилось и оформление книги, давно я не встречал взрослую книжку «с картинками», причем каждая иллюстрация непосредственно привязана к тексту конкретной страницы и создается такой эффект «оживления» материала.

Что касается критических замечаний, то оно, собственно, одно. Ни автор, ни его «продвигатели» даже не скрывают, что «Тайна трех государей» это наш ответ Дэну Брауну с его «Кодом да Винчи» и другим подобным произведениям, в которых выдуманный сюжет развивается на фоне реальных исторических фактов и обстоятельств. Но надо понимать, что «подражание всегда проигрывает оригиналу». Так же здесь.
При всем моем положительном восприятии книги в целом, очень часто автора «заносит» и он, как говорится «меры не знает». И все у него «слишком», и супер сексуальная американка мулатка-историк сильно красивая,  и частная секретная служба сильно секретная и сильно могущественная, и если уж про Интерпол, то сразу только руководитель, если олигарх-миллиардер, то супер олигарх-миллиардер, если умный профессор, то конечно только на коляске…. Из-за этого в книге возникает много банальных штампов, которые раздражают. Иногда автор переувлекается «историческим материалом» и, как я это назвал, «проявлением эрудиции», да так, что начинаешь уставать от этих «познавательных отвлечений», ведь тяжело читать диалоги персонажей, которые написаны как «лекция в институте».
Но это все частности, а в целом книга отличная. Рекомендую.  
Ну и конечно подборка ярких афоризмов и цитат из книги.
  
Дмитрий Миропольский  «Тайна трех государей» (2017)

В жизни стереть ничего нельзя, но дорисовать можно. (С. 48)

Двенадцать одинаковых малых сфер образуют большую сферу, внутри которой можно спрятать тринадцатую. Двенадцать плотно пригнанных друг к другу видимых сфер и одна центральная, тайная – есть выражение гармонии Вселенной.
В Древнем Египте рождённого богом Луны фараона Тутмоса окружали двенадцать родственников-жрецов. Маг и пророк Моисей создал Израиль из двенадцати племён, объединённых вокруг Завета Всевышнего. Двенадцать олимпийских богов почитали древние греки. Двенадцать животных, которые пришли на день рождения Будды, превратились в тотемы восточного календаря. Двенадцать апостолов обступали учителя Иисуса. Двенадцать имамов управляли двенадцатью часами дня у мусульман. Двенадцать знаков составляют зодиак, двенадцать месяцев – год и двенадцать полутонов – музыкальную октаву… Даже древний обычай считать дюжинами есть проявление всё той же абсолютной гармонии Космоса.

«Гармония естественного закона свидетельствует о Высшем Разуме, – говорил Эйнштейн. –
Этот Разум превосходит человека настолько, что по сравнению с ним любое систематическое мышление и любая деятельность – лишь незначительное подражание». Пусть так, но почему бы не подражать совершенному идеалу? (С. 66-67)

Это сказал Вольтер. Нет случайностей, а есть предвестия, испытания, наказания или награды. (С. 183)

Грамотно выстроенная болтовня позволяет не только прощупать противника и пошатать его психику, но и вызвать раздражение. Тогда собеседник либо совершает ошибки, либо отстраняется и надёжно молчит, не мешая анализировать ситуацию и следить за происходящим… (С. 205)

Природа проста и не роскошествует излишними причинами вещей (Ньютон)

Чтобы управлять глобальными процессами, надо очень хорошо понимать их суть. Надо всё в голове по полочкам разложить, задать строгий алгоритм, а потом действовать аккуратно, шаг за шагом, чтобы не нарушать принципов мироустройства. Только так может что-то получиться. Революционеров много было, но в истории осталось всего ничего.  С. 287)

- Не надо бояться больших расходов, - учил его Джон Рокфеллер. – Надо бояться маленьких доходов. (С. 321)

– Парадокс Паррондо! – После чего Одинцову с Муниным пришлось выслушать небольшую лекцию по теории игр в исполнении самого соблазнительного математика в мире….
Со слов Евы, парадокс Паррондо состоял в том, что в заведомо проигрышных играх существует стратегия, которая позволяет выиграть. Для этого надо играть в две проигрышные игры поочерёдно и делать ходы определённым образом. (С. 360)

Шпионов не оставляют на растерзание противнику. (С. 371)

Книжник заговорил о коммуникационных сетях, которые обеспечивают эволюцию культуры, и скоро добрался до любимого тезиса – о книге как лучшем сейфе и о том, что именно книги должны были стать хранилищем инструкции для всех, кому придётся иметь дело с Ковчегом.
– Несомненно, в устной форме инструкцию тоже передавали, – сказал он. – Однако человек смертен. Причём иногда – внезапно смертен. Так что книга намного надёжнее. Записанный текст освобождается от автора, от адресатов и обсуждаемого предмета. Полная автономия! Письменный текст существует сам по себе. И его, в отличие от устного рассказа, всегда можно перечитать.
Одинцов продолжал упираться:
– А если книга потеряется или сгорит? И вообще, какие книги две тысячи шестьсот лет назад? Тогда были только таблички глиняные и папирусы.
– И пергаменты, – добавил старик. – Ветхий Завет переписывали чаще, чем теряли или сжигали. Поэтому его читают до сих пор – уже в виде книги. Как и многие папирусы, которые раскопали мои коллеги-археологи. Как шумерские глиняные таблички и берестяные грамоты из Новгорода… Форма вторична, нам важна запись текста для передачи последующим поколениям. (С. 392)

В разгул эпидемии гриппа старик обращался с кафедры к полупустой студенческой аудитории:
– Уважаемые коллеги! Прошу вас передать отсутствующим, что я буду читать лекцию от начала до конца, не только если на неё придёт один человек, но даже если не придёт ни одного, и даже если, не приведи бог, случится новая блокада Ленинграда. Потому что знания и некоторые навыки вы можете получить заочно – из книг, например. Но любовь к знаниям заочно не передаётся. А без неё в науке делать нечего. Я стою здесь для того, чтобы передать вам именно эту любовь. (С. 402)

– Культура создаётся поколениями, – говорил Книжник первокурсникам, – но не хранится в наследственной памяти. Любой человек, вне зависимости от национальности, пола, религиозной конфессии родителей и прочего, появляется на свет свободным от знаний. Всё, чего достигло человечество к моменту вашего рождения, в вас надо вкладывать. Каждый день, каждый день, хотя бы понемногу. И главное – чтобы линия этой передачи не обрывалась. Непрерывность – обязательное требование, иначе культура умирает. (С. 402)

- Кто торопит время, того оно выталкивает. Но кто не опережает события, тот обязательно дождется своего часа. (С. 403)

– Вот-вот. Это ещё у Монтеня мысль была: «Мудрые философы – хорошие люди, и простые крестьяне – хорошие люди, а всё зло – от полуобразованности». Четыреста лет прошло, и стало только хуже. Полуобразованность – обратная сторона всеобщей грамотности. Помните, кто такой Тур Хейердал? (С. 424)

– В том, что Хейердал подменял научные аргументы личной храбростью и умением организовать международный пиар! Дилетант может быть талантливым и привносить в науку энтузиазм. Мозг, не скованный профессиональными предрассудками, способен родить свежие нетривиальные идеи. Однако при всём этом дилетанту нужно понимать, что для вторжения на территорию науки требуются глубокие знания и школа. Надо изучать научные методы, надо погружаться в массив специальной информации, причём не с наскока… Романтика – дело хорошее, но воинствующий дилетант ужасен (С. 425).

Был у меня в органах учитель. Генерал-лейтенант, между прочим. Он говорил: «Россию губят грамотность без культуры, водка без закуски и власть без совести». Его уже на свете нет, а я чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, как он был прав. Культуры нам не хватает, Салтаханов! Куль-ту-ры! Знаем до дуры всего, а понимать – не понимаем. (С. 446)

На Востоке говорят: если бросить кость собаке – она будет смотреть на кость; если бросить кость льву – он будет смотреть на бросившего. (С. 489)

Точность важнее скорости. Выживает не тот, кто быстрее выстрелил, а тот, кто первым попал. (С. 541)

Прусский король Фридрих говорил, что если бы солдаты начали думать, ни один не остался бы в строю.

Если метод привёл к проблеме, надо менять метод. Проблему не решить иначе. (551)

Комментариев нет:

Отправить комментарий