Летняя серия авторских лекций Аркадия Брызгалина

пятница, 7 мая 2021 г.

13.04.2021 СКЭС Верховного Суда РФ рассмотрела гражданско-правовой спор с применением налогового законодательства (дело № А40-198919/2019)

13 апреля СКЭС ВС РФ рассмотрела дело о взыскании более 1,8 млрд. руб. с АО «Нижфарм» («Нижфарм»), входящего в группу компаний Stada. Такое требование заявило АО «Фармамед» («Фармамед») после того, как ИФНС доначислила ему налоги за создание налоговой схемы (дело № А40-198919/2019). Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Фабула дела: в 2013 году «Нижфарм» договорился о приобретении бизнеса «Аквалор» у его создателя. На тот момент исключительные права на ключевой актив бизнеса – товарный знак «Aqualor Аквалор» – принадлежали офшорной компании «Эльвинто Альянс Инк» («Эльвинто»), зарегистрированной на БВО. Она приобрела товарный знак в 2010 году у его создателя «Фармамеда». И «Эльвинто», и «Фармамед» фактически принадлежали одному лицу, что позднее установят суды в рамках налогового дела № А41-103588/2017, в котором «Фармамед» оспаривал привлечение к налоговой ответственности. 

 

Сделка с «Нижфармом» прошла в 2013 году через новую компанию-прослойку «Баттервуд Холдингс Лимитед» («Баттервуд»), зарегистрированную на Кипре и принадлежащую «Эльвинто». «Баттервуд» приобрел у «Эльвинто» товарный знак за € 1100, а также за € 130,9 млн. «условный актив», ранее не существовавший: права на регистрацию новых товарных знаков Aqualor и «Аквалор». После этого «Баттервуд» перепродал «Нижфарму» права на товарный знак за те же самые € 1100, но заработал на правах на регистрацию, отдав их за € 130 998 900. По итогам этих сделок «Нижфарм» уплатил НДС в российский бюджет.

В 2017 году ИФНС провела выездную проверку «Фармамед» и установила, что заключенные между «Нижфармом» и «Баттервудом» договоры об отчуждении товарного знака и прав на регистрацию являются притворными – прикрывающими сделку, в результате которой «Фармамед» продал «Нижфарму» свой ключевой актив бизнеса «Аквалор» – товарный знак. «Фармамед» признали лицом, получившим необоснованную налоговую выгоду от налоговой схемы, не уплатив налог на прибыль в российский бюджет. 

 

ИФНС доначислила «Фармамеду» более 1,2 млрд. руб. недоимки по налогу на прибыль за 2013–2014 годы. «Фармамед» оспорил решение налогового органа в рамках дела № А41-103588/2017, но безуспешно. Четыре инстанции, включая Верховный суд, подтвердили обоснованность выводов налогового органа о том, что «при продаже товарных знаков их действительная стоимость перераспределена в пользу условного актива (права на регистрацию товарного знака), ранее не существовавшего, не зарегистрированного, что привело к получению «Фармамед» необоснованной налоговой выгоды». 

 

При этом суды установили, что «Фармамед», «совершая притворные сделки, осознавал противоправность своего поведения, предвидел последствия своего противоправного поведения в целях уменьшения своих налоговых обязательств».

В 2019 году «Фармамед» обратился в арбитражный суд с иском к «Нижфарму» о взыскании суммы доначисленного налога на прибыль как части цены проданных прав (дело № А40-198919/2019). В обоснование иска «Фармамед» указал, что поскольку в рамках налогового дела «Фармамед» был признан фактическим продавцом по договору о передаче прав на регистрацию, то «Нижфарм» обязан компенсировать ему все налоги, выплаченные в бюджет. Ведь в п. 1 их договора указано, что цена за бизнес «Аквалор» определена в размере € 131 млн. и 160 000 руб. «без учета налогов, если применимо». 

Размер требований «Фармамед» определил как 20 % (ставка налога на прибыль) от € 131 млн., что составило 1,8 млрд. руб. по курсу ЦБ на момент подачи иска. «Нижфарм» возражал против иска, ссылаясь на то, что условия договора о передаче условного актива – прав на регистрацию – не применяются к отношениям сторон. Компания указывала на то, что в рамках налогового дела суды признали прикрываемой (фактической) сделкой договор об отчуждении прав на товарный знак, а в этом документе tax gross-up условия не было. 

 

По мнению «Нижфарма», фраза в соглашении о передаче прав на регистрацию «без учета налогов, если применимо» относится к обязанности «Нижфарма» уплатить НДС в российский бюджет при перечислении покупной цены в пользу иностранной компании «Баттервуд». То есть она не означает, что «Нижфарм» должен компенсировать «Фармамеду» налог на прибыль от сделки. Кроме того, «Нижфарм» заявил о пропуске трехлетнего срока исковой давности, который, по его мнению, начал течь не позднее 2015 года, то есть с даты возникновения у «Фармамеда» обязанности уплатить налог на прибыль от реализации сделки. 

Первая инстанция и апелляция удовлетворили иск в полном объеме, установив, что «Фармамед» является фактическим продавцом по договору о передаче прав на регистрацию, а этот документ обязывает «Нижфарм» возместить продавцу любые выплаченные им налоги в связи со сделкой, включая налог на прибыль. Суды также посчитали, что срок исковой давности следует отсчитывать с момента фактического доначисления «Фармамеду» налоговой недоимки в 2017 году. 

Суд по интеллектуальным правам по итогам рассмотрения кассационной жалобы «Нижфарма» отменил акты судов нижестоящих инстанций и вынес новое решение об отказе в удовлетворении иска в полном объеме. 

СИП установил, что нижестоящие инстанции неправомерно применили к отношениям «Фармамеда» и «Нижфарма» условия договора о передаче прав на регистрацию, поскольку в рамках налогового дела прикрываемой (фактической) сделкой признали соглашение об отчуждении товарного знака. 

СИП пришел к выводу, что предложенное судами нижестоящих инстанций толкование условий договора о передаче прав на регистрацию в любом случае является неправомерным, так как позволяет «Фармамеду», разработавшему и применившему схему уклонения от налогообложения путем занижения налоговой базы по налогу на прибыль, получить выгоду от своего недобросовестного поведения. 

Дополнительно СИП указал на пропуск «Фармамедом» срока исковой давности со ссылкой на то, что при умышленном создании схемы по уклонению от уплаты налога на прибыль он не мог не знать о том, что обязанность по его уплате возникла в силу закона в 2015 году. Следовательно, требование о взыскании этой суммы «Фармамед» должен был предъявить не позднее 2018 года. 

Кроме того, СИП посчитал, что в отношении «Фармамеда» необходимо применить принцип эстоппель, поскольку «Фармамед» в налоговом деле ссылался на то, что после уступки прав на товарный знак в пользу «Эльвинто» в 2010 году он не контролировал его последующую реализацию, однако, предъявляя иск к «Нижфарму», кардинально поменял свою позицию. 

«Фармамед» обратился с жалобой в Верховный суд. СКЭС ВС РФ отменила решения нижестоящих судов и отправила дело на новое рассмотрение.

 

Судебная коллегия указала, что притворность субъектного состава сделки, по общему правилу, не отменяет действительность ее условий, не противоречащих существу подлинных отношений сторон и требованиям закона. Это означает, что обязательства по сделке, имеющей притворный субъектный состав, по общему правилу, продолжают подлежать исполнению на тех условиях, которые закреплены в договоре. Вопреки позиции Суда по интеллектуальным правам, при рассмотрении настоящего спора, касающегося полноты уплаты цены по договору, суды первой и апелляционной инстанций правомерно руководствовались условиями договора, которые касаются определения размера встречного предоставления (цены договора) и сохраняют свое действие в том числе для общества «Нижфарм» как приобретателя прав на товарный знак.

Также судебная коллегия не может согласиться с выводами Суда по интеллектуальным правам относительно исчисления срока исковой давности ввиду следующего. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Обязанность общества «Фармамед» по уплате налога в связи отчуждением обществу «Нижфарм» активов, формирующих бизнес «Аквалор», возникла 01.09.2017 после вступления в силу решения налогового органа о доначислении недоимки, и именно с наступлением названного юридического факта права общества «Фармамед» могли считаться нарушенными отказом общества «Нижфарм» от доплаты цены сделки на сумму налога. В связи с этим, как обоснованно отметили суды первой и апелляционной инстанции, срок исковой давности по требованиям, изложенным в настоящем иске, не мог истечь ранее 01.09.2020 и не был пропущен истцом.

Более подробно см. здесь


FeedbackЗадать вопрос или написать автору
____________________________________________  
 


Правовая защита бизнеса от налоговых и иных правовых рисков с 1993 года


Екатеринбург: 620075, Екатеринбург, ул. Луначарского, д.77, офисное здание, 4 этаж.
Телефоны/Факс: +7(343) 350-12-12, 350-15-90 (офис Екатеринбург)
E-mail: cnfp@cnfp.ru

Москва: 129626, Москва, пр. Мира, дом 102 (офисный комплекс «Парк Мира»), корпус 1, этаж 3, офисы 3010 (офис), 3009 (конференц-зал)
Телефон/факс: +7(495)-788-39-51 (офис Москва). E-mail: msk@cnfp.ru

Официальный сайт: https://cnfp.ru/

Видео консультации здесь
Читать наши консультации здесь

Facebook: см. здесь

telegram-канал «О налогах и о жизни» - t.me/gknfp
telegram-канал «Налоговые споры: аналитика и практика» - t.me/taxpracticechannel
telegram-канал «Малый бизнес и Налоги» - t.me/taxformal