Летняя серия авторских лекций Аркадия Брызгалина

пятница, 22 марта 2019 г.

Уходя на выходные ... Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи» (2018)

Не могу сказать, что Виктор Пелевин является каким-то моим любимым писателем. Более того, он мне своими предыдущими книгами вовсе и не нравился. Во всяком случае я не смог дочитать ни одной из его вроде бы самых популярных и известных книжек. 
А вот книгу "Тайные виды на гору Фудзи", распиаренную в СМИ в прошлом году (мне аж пришлось отступить от своих принципов и купить эту книжку), мне очень понравилась.   
С удовольствием прочитал интересное произведение, написанное в оригинальной манере рассуждений, описаний, лекций по буддизму, мистики, жизни олигархов и прочего прочего. 
Особенно мне понравились те места из книги, в которых автор устами героев рассуждает о современных жизненных проблемах, в частности о смысле жизни и о сути удовольствий,  о преимуществах американской культуры над отечественной и т.д.
Даже захотелось почитать что-нибудь еще из этого автора. Но без сомнения, Виктор Пелевин талантлив, креативен, остроумен и прекрасно владеет словом. 
Ну и несколько афоризмов, с вашего позволения...

Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи» (2018)

В первые дни перед нами выступал местный этнографический ансамбль. Его танцовщицы напоминали девственных духом сельских продавщиц, еще не познавших, что жирной женщине не следует оголяться в сексуальных целях, а много золота на шее и руках – это признак не столько богатства, сколько уязвленной нищеты. (С. 314)

Праздные, никчемные слова по сути своей есть ложь, сказал кто-то из древних – и мы искренне надеялись, что это правда. (С. 322)

Хороший врач сегодня сразу задел готовит на будущее. Один раз к нему попал – уже не съедешь. Сейчас могут сделать дешево, но плохо – или дорого, но плохо. (С. 322)

Не обманешь – не продашь… Никакой медицины в двадцать первом веке нет, есть улыбчивый лживый бизнес, наживающийся на человеческих болезнях и заскоках. (С. 323)

Был такой американский ученый Роберт Вильсон. В конце шестидесятых он выбивал в конгрессе деньги на ускоритель элементарных частиц. И какой-то сенатор возьми и спроси: скажите, этот ваш ускоритель позволит усилить обороноспособность страны? Нет, говорит Вильсон, не позволит. Сенатор спрашивает, а зачем тогда? И Вильсон ему отвечает – ускоритель относится к той же категории, что великая поэзия, живопись, скульптура и так далее. Все это ни капли не помогает защищать страну. Но зато делает её стоящей того, чтобы защищать. (С. 330)

Мы живем в эпоху, когда все настолько ясно, что спорить о чем-то с пеной у рта можно разве что в телестудии за деньги. (С. 331)

Некоторые вещи получаются лучше, когда делаешь их в первый раз. Когда еще не знаешь, как правильно. В одной из ваших книг написано: замахивайся сразу на большое, о маленькое кулак отшибешь. (С. 372)

Это было как вылезать из колодца (случился со мной в детстве такой опыт). Сильнее всего пугает сама мысль о том, что из склизкой и скользкой тюрьмы уже не выбраться, и от этого страха легко можно утонуть. (С. 344)

Мы, люди, живем по лжи.
Знаешь почему?
Не по умыслу, не по злому сердцу, не по проклятию сатаны – а потому что мы сами есть ложь. Ложь по своей сущностной нарративной природе, по тому способу, каким мы приходим в бытие и мнимся себе и друг другу. Но пусть не винит нас в этом покойный А.И. Солженицын – так уж устроен мир, и мудрецы древней Индии знали обовсем езе три тысячи лет назад. (С. 351)

Даже когда у тебя есть ноги, ходить надо учиться. (С. 354).