среда, 22 февраля 2017 г.

Арбитражным судом г. Москвы принято первое решение по налоговому спору, связанному с применением новых правил налогового контроля за ТЦО (дело № А40-123426/2016)

27 января 2017 г.  было изготовлено в полном объеме решение Арбитражного суда г. Москвы по делу А40-123426/2016 в споре между налоговым органом и ЗАО «Нефтяная компания Дулисьма».
У этого дела много разноплановых интересных моментов, как процессуальных, так и по существу.

Во-первых, это фактически первое «настоящее» дело, в котором на уровень полноценного судебного спора были вынесены вопросы применения нового законодательства о налоговом контроле за ТЦО, принятые в 2011 г. и вступившие в силу с 1 января 2012 г. (Федеральный закон от 18.07.2011 № 227-ФЗ).

Во-вторых, учитывая новизну и сложность дела, рассматривалось оно коллегий из 3 судей Арбитражного Суда г. Москвы (не вполне обычно для налоговых споров).

В-третьих, интерес представляет и тот факт, что налоговым органом был подан иск о взыскании недоимки и пеней, начисленных по вынесенному решению, принятому в результате проведенной ФНС России проверки цен по контролируемым сделкам налогоплательщика.
Налогоплательщик, первоначально, не оспаривая решение (а впоследствии подав встречный иск и ту же от него отказавшись), добровольно уплатил задолженность до начала рассмотрения дела. Однако, несмотря на уплату налогоплательщиком задолженности, налоговый орган от иска не отказался, заявленное им требование поддержал, указывая на необходимость исследования в рамках данного требования вопроса о законности или незаконности вынесенного ФНС России решения по проведенной проверке. Можно сказать, что таким образом налоговый орган решил «потренироваться» в судебных спорах с налогоплательщиками по новым правилам ТЦО.

В-четвертых, интересным фактом является подтверждение неоднократно высказываемое представителями ФНС России утверждение о том, что первая волна проверок была проведена ими в отношении экспортных сделок с низконалоговыми юрисдикциями.

Итак, перейдем к фабуле дела. В 2012 г. российская компания (далее по тексту – Общество), владеющая лицензией на добычу нефти и попутного газа, поставляло в адрес компании-покупателя, находящегося в  Гонконге, нефть, признало группу сделок по поставке контролируемыми и подало в отношении них уведомление о контролируемых сделках.
Поскольку в уведомлении о контролируемых сделках не был указан метод ценообразования, а также Обществом по требованию ФНС России не представлена документация по контролируемым сделкам, налоговый орган самостоятельно определил рыночный уровень цен по таким сделкам и сравнил его с ценой по контролируемым сделкам.

Выбор налоговым органом метода ценообразования не вызывает удивления. Так, принимая во внимание, что метод цены последующей реализации является приоритетным для сделок перепродажи товаров через трейдеров, именно его в первую очередь и попытался применить налоговый орган. Однако, поскольку информация о рентабельности трейдера по сделкам перепродажи купленной у российской организации нефти не является общедоступной информацией и была предоставлена налогоплательщиком, налоговый орган не мог провести ее анализ и сравнение с рыночным интервалом рентабельности, и соответственно применить рассматриваемый метод. Здесь необходимо сказать, что в принципе, как правило, получить информацию о рентабельности иностранных контрагентов по сделкам - как самому налогоплательщику, так и налоговым органам - достаточно тяжело. И рассматриваемый случай не стал исключением. В связи с этим ФНС был применен метод сопоставимых рыночных цен, который в рассматриваемом случае являлся вторым по приоритетности.

В рамках данного метода налоговый орган в качестве источника информации использовал котировки информационно-ценового агентства Platts. При этом надо отметить, что, как правило, одним из самых дискуссионных вопросов при применении котировок информационно-ценовых агентств является необходимость применения к ним тех или иных корректировок. Однако рассматриваемое решение «не отметилось» интересными новыми подходами и решениями по данному вопросу. Так, в рамках проверки налоговым органом был сделан официальный запрос в информационно-ценовое агентство о сопоставимости публикуемых котировок с условиями контролируемой сделки, а также о необходимости проведения тех или иных корректировок. Полученный от агентства ответ налоговый орган положил в основу определения интервала рыночных цен; какой-либо функциональный анализ с учетом рисков, активов и функций сторон контролируемой сделки в рамках данного спора предпринят не был.

Основные аргументы Общества в этом деле - «жалобные» и не по существу. Так, им указывается на то, что Общество является «малой нефтяной компанией», «зажатой» суровым рынком монополистов в определенные условия, над которыми она не властна. При использовании метода сопоставимых рыночных цен налоговый орган не учитывал данные о сделках иных «малых нефтяных компаний», реализующих нефть через тот же порт, которые имеют такие же условия бизнеса (норма об открытости используемой информации при проверке уровня цен и о существовании такого термина как «налоговая тайна» налогоплательщиком во внимание не принимались). Но, как известно, закон для всех один, поэтому данные аргументы ни ФНС, ни судом приняты не были. К сожалению, более существенные аргументы налогоплательщика относительно примененной котировки, корректировок к ней и проведенного функционального анализа функций, активов и рисков сторон сделок, а также аргументация указания на неправомерность неприменения ФНС метода цены последующей реализации в судебном решении подробно не указаны.
Суд, проанализировав проделанную ФНС России работу, пришел к выводу о правомерности определенного налоговым органом отклонения цены налогоплательщика по сделкам от рыночного уровня цен и соответствующей правомерности привлечения его к ответственности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий