вторник, 6 октября 2020 г.

Обнародованы Основные направления налоговой политики на 2021-2023 гг. (+ Коммент от А.В. Брызгалина)

30 сентября Правительство РФ внесло к ГосДуму законопроект № 1027743-7 «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов». Одним из приложений к этому законопроекту стал документ под названием «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов», в котором традиционно излагаются предложения фискальных властей по совершенствованию налоговой системы и развитию налоговой политики страны.

Комментарий от А.В. Брызгалина: Честно признаться, давно я не видел более бессодержательного и пустого документа о плановых налоговых показателях на среднесрочное будущее. Идей никаких, одни перепевки того, о чем говорилось несколько лет назад. Почти половина из налоговой тематики – уже принятые нормы и внедренные институты. Зачем они в «Основных направлениях…» - не понимаю.

Во-первых, у меня такое впечатление, что готовился этот документ в уверенности, что никто его особо читать не будет. Ну, якобы, вот должен быть такой «докУмент», сейчас напишем, а что там написано, уже не особо и важно.

Во-вторых, очень много в документе «отчетной» информации о том «что сделано». Может быть это, конечно, и надо записывать в «плановых документах», но мне кажется, что «отчет о проделанной работе» более уместнее размещать не в «Основных направлениях…», а в каком-то другом специальном документе.

Свои главные заслуги в «налоговой политике» 2020 года Минфин видит в стимулировании инвестиционной активности (ну да, ведь 1 апреля был принят Федеральный закон № 69-ФЗ "О защите и поощрении капиталовложений в РФ"), а также в расширении специального налогового режима для самозанятых – налога на профессиональный доход (НПД) (с 1 июля 2020 года «НПД» может применяться на всей территории России). Так, В «Основных направлениях...» указывается, что этот режим пользуется особой популярностью у населения и по состоянию на конец сентября 2020 г. в качестве действующих налогоплательщиков НПД зарегистрировано более 1,1 млн. человек, а суммарный доход действующих плательщиков НПД превысил 150 млрд. рублей (с введения в 2019 г.).

Еще Минфин отмечает заслуги по вопросам создания комфортных условий для добровольной и своевременной уплаты налогов и других платежей: введен институт «авансовой» уплаты налогов для физлиц («единый налоговый платеж»), сокращено количество предоставляемой отчётности по имущественным налогам организаций (ну это со следующего 2021 г.).

 

Что касается налоговой политики будущего, то в документе по этому поводу применен не совсем понятный мне термин «Структурный маневр в налоговой системе», который подразумевает под собой манёвр по сбалансированному снижению прямых налогов на труд предприятий МСП за счет:

·        повышения эффективности налоговых льгот при добыче нефти;

·        повышения справедливости распределения природной ренты при добыче отдельных твердых полезных ископаемых;

·        снижения степени регрессивности в налогообложении доходов (в том числе в части налогообложения «оффшорного» капитала).

 Иными словами, снижение фискальной нагрузки за МСП будет проводиться за счет ресурсных налогов.

 Так, «повышение эффективности льгот при добыче нефти» включает в себя:

 ·        отмену льгот по добыче с выработанных участков недр с предоставлением права перехода соответствующих участков в режим НДД;

·        отмену льгот по добыче и экспорту вязкой/сверхвязкой нефти и льгот по экспорту нефти с отдельных участков недр;

·        предоставление новых льгот в целях развития добычи на отдельных месторождениях (с заключением инвестиционных соглашений).

Что касается «повышение справедливости распределения природной ренты», то оно подразумевает повышение ставок НДПИ при добыче отдельных твердых полезных ископаемых, где уровень распределяемой в пользу граждан (бюджета) ресурсной ренты ниже аналогичных уровней в других странах или по другим твердым полезным ископаемым в РФ.

«Снижение степени регрессивности в налогообложении доходов», включает в себя повышение ставки налога на прибыль с выплат доходов (в виде процентов и дивидендов) в оффшорные юрисдикции до 15% с соответствующим пересмотром условий соглашений об избежании двойного налогообложения с «транзитными юрисдикциями» (в т.ч.  Кипр, Мальта, Люксембург, Нидерланды).

 

Интересно, кстати, было прочитать в «Основных направлениях…» пассаж о том, что за прошедшее десятилетие наблюдалось как увеличение общего объема льготируемой добычи, так и расширение категорий/типов льгот:

·    только с 2013 года доля льготируемой добычи нефти возросла с 26,7% до 46,3% (в 2019 г.);

·    объем соответствующих выпадающих доходов федерального бюджета увеличился более чем втрое: с 0,4 трлн. рублей в 2013 году до 1,4 трлн. рублей в 2019 г.

При этом вышеуказанные меры, внимание, почти цитата, не привели к значимым изменениям в динамике объема добычи и инвестиций в отрасли.

Вот это вывод! Выходит все льготы были представлены нефтяникам напрасно?

 Не обходят «Основные направления…» и налоговую поддержку МСП, которая предусматривает:

 ·        снижение страховых взносов для МСП в рамках структурных изменений налоговой системы;

·        расширение области применения патентной системы налогообложения (ПСН) на виды предпринимательской деятельности, где сейчас применяется режим ЕНВД: обеспечит комфортный переход индивидуальных предпринимателей (ИП) с ЕНВД на ПСН;

·        продление до 2024 г. права регионов вводить «налоговые каникулы» в виде нулевой ставки (УСН, ПСН) для впервые зарегистрированных ИП (для деятельности в производственной, социальной, научной сферах, и в сфере бытовых услуг населению);

·        исключение обязанности представления налоговой декларации для налогоплательщиков, применяющих УСН с объектом налогообложения в виде доходов и использующих контрольно-кассовую технику.

 Если в двух словах, то ничего нового и ничего конкретного. Всё это мы уже слышали раньше. Даже не понятно, так будет сохранен ЕНВД или всё-таки нет? Но судя по тому, что они не пишут категорично «об отмене ЕНВД», можно предположить, что Минфин сохраняет этому спецрежиму шанс.

Таким образом, свежих налоговых идей у Минфина для МСП нет.

И это при том, что все органы власти, начиная с марта месяца были буквально завалены предложениями о снижении налоговых ставок, о точечной настройке налоговых аспектов бизнеса и т.д. (я сам написал и подготовил их несколько штук, а уполномоченный по защите прав предпринимателей и деловых объединения передавали их в Правительство буквально пачками).

 Что касается мер повышения инвестиционной активности, то там примерно та же картина:

·        введение налогового вычета по акцизам на сырье для новых производств нефтегазохимической промышленности (введенных с 2022 г.), в целях содействия развитию новых проектов глубокой переработки этана;

·        переход к новому порядку предоставления налоговых льгот инвестиционного характера, предусматривающего заключение инвестиционных соглашений между получателем льгот и Правительством РФ;

·        уточнение параметров режима НДД в целях повышения бюджетной эффективности режима и действенности стимулов к эффективным инвестициям в добычу;

·        повышение эффективности деятельности институтов развития;

·        реализация механизма СПИК 2.0 и запуск механизма СЗПК.

 Ясность появилась? Лично у меня нет.

 Отдельный раздел «Основных направлений..»  посвящен анализу применения режима НДД в 2019-2020 гг. и предложениям по повышению его бюджетной эффективности, но в основном речь там идет об ужесточении контроля за применением льготных механизмов по этому режиму.

Отдельный раздел в «Основных направлениях …» касается «деофшоризации российской экономики»:

·        пересмотр СИДН в целях пресечения практики ухода от уплаты налога на доходы с использованием «транзитных юрисдикции»;

·        введение права уплачивать НДФЛ в отношении доходов в виде прибыли КИК в фиксированном размере (5 млн. рублей; без декларирования таких доходов) в целях упрощения администрирования и привлечения в РФ налоговых резидентов из числа лиц с высокими доходами;

·        сокращение возможности уклонения в сфере международного налогообложения: развитие концепции фактического права на доход, формирование правил определения статуса постоянного представительства иностранных организаций, уточнение перечня доходов от источников в РФ и другие меры по совершенствованию законодательства;

·        приведение законодательства о международном автоматическом обмене информацией в полное соответствие Единому стандарту отчетности ОЭСР (Common Reporting Standard) и повышение эффективности обмена финансовыми данными (в т.ч. посредством совершенствования порядка взаимодействия компетентных органов);

 Из относительно «нового» я обратил внимание на два обстоятельства:

 ·        пресечение злоупотреблений по применению налоговых льгот международными холдинговыми компаниями, осуществляющими деятельность в рамках САР (хотя это можно считать проявлением текущей работы налоговых органов).

·        урегулирование вопросов налогообложения цифровой валюты и налогового контроля за ее оборотом.

 Из раздела «повышения качества налогового администрирования» тоже ничего примечательного:

·        развитие налогового мониторинга, в том числе посредством уменьшения пороговых требований вхождения налогоплательщиков в налоговый мониторинг;

·        введение института «единого налогового платежа», предполагающего уплату налогов одним платёжным поручением с последующим зачетом в счёт имеющихся у налогоплательщика обязательств;

·        включение контроля за применением ККТ в систему налогового контроля (отмена в качестве самостоятельной формы государственного контроля);

·        расширение возможностей информационного взаимодействия между налоговыми органами, Банком России и кредитными организациями в рамках осуществления налогового и банковского контроля/надзора (может это намёк на то, что налоговики получат упрощенный доступ к информации о банковской деятельности физических лиц, о чем писал уже РБК);

·        внедрение института электронной банковской гарантии в целях повышения доступности и безопасности использования банковских гарантий (в т.ч. при возмещении НДС в заявительном порядке);

·        определение закрытого перечня случаев/критериев непредставления налоговой декларации в целях пресечения злоупотреблений по неисполнению обязанностей по уплате налоговых платежей и защиты прав добросовестных налогоплательщиков;

·        введение обязанности предварительного информирования о предстоящем приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банках и переводов его электронных денежных средств за непредставление налоговой декларации;

·        развитие электронного документооборота в налоговой сфере;

·    увеличение срока хранения документов, необходимых для расчета налогов, с 4 до 5 лет.

 Ну и, конечно, по-прежнему Минфин работает над вопросом определения эффективности налоговых льгот, в частности, будет обеспечена методологическая поддержка оценки эффективности налоговых расходов на региональном уровне, в том числе посредством формирования «лучших практик» управления налоговыми расходами

Иными словами, вот и все «Основные направления…»… А может быть это и есть та самая «стабильность», о которой так мечтали  налогоплательщики?


FeedbackЗадать вопрос или написать автору
____________________________________________  
 




Правовая защита бизнеса от налоговых и иных правовых рисков с 1993 года


Екатеринбург: 620075, Екатеринбург, ул. Луначарского, д.77, офисное здание, 4 этаж.
Телефоны/Факс: +7(343) 350-12-12, 350-15-90 (офис Екатеринбург)
E-mail: cnfp@cnfp.ru

Москва: 129626, Москва, пр. Мира, дом 102 (офисный комплекс «Парк Мира»), корпус 1, этаж 3, офисы 3010 (офис), 3009 (конференц-зал)
Телефон/факс: +7(495)-788-39-51 (офис Москва). E-mail: msk@cnfp.ru

Официальный сайт: https://cnfp.ru/

Видео консультации здесь
Читать наши консультации здесь

Facebook: см. здесь

telegram-канал «О налогах и о жизни» - t.me/gknfp
telegram-канал «Налоговые споры: аналитика и практика» - t.me/taxpracticechannel
telegram-канал «Малый бизнес и Налоги» - t.me/taxformal

Комментариев нет:

Отправка комментария