среда, 27 января 2021 г.

"COVID-19 стал катализатором изменений в налоговой системе" - интервью Аркадия Брызгалина для журнала "Эксперт-Урал"

Государство отказалось от политики мягких налогов для граждан, начало переходить к увеличению налоговой нагрузки на бизнес, взяло  курс на пересмотр подходов к международному налогообложению,  а ФНС окончательно закрепила статус самого мощного ведомства. Таковы, по мнению генерального директора группы компаний «Налоги и финансовое право» Аркадия Брызгалина, итоги года для налоговой системы.

Корректировки в налоговой системе России происходят постоянно, однако 2020 год оказался особенным. Об этом говорят результаты обзора «Топ-10» , подготовленного группой компаний «Налоги и финансовое право». Генеральный директор группы Аркадий Брызгалин из общего количества многочисленных поправок, новостей и событий выделяет те, что определят будущее налоговой системы страны в долгосрочной перспективе.

Налоговый кодекс эпохи коронавируса

— Аркадий Викторович, одними из первых инструментов поддержки бизнеса весной прошлого года стали отсрочки и моратории по налогам. Оставим в стороне вопрос экономической эффективности антикризисных мер. Как вы оцениваете эти решения в рамках правовой конструкции налоговой системы?

— На моей памяти это первый и, надеюсь, единственный случай, когда законодатель добровольно передал законотворческие функции органу исполнительной власти: федеральным законом от 01.04.2020 № 102-ФЗ в одночасье правительство из «главного исполнителя», стало «главным законодателем», причем не только в налоговой сфере. Наверное, на тот момент решение властей было оправдано, так как никто не понимал, что происходит и что делать, поэтому к резким, даже не совсем адекватным решениям властей можно отнестись с пониманием. Кстати, этот закон был подготовлен и принят Госдумой буквально за три дня. В соответствии с ним правительству делегировались полномочия по оперативному регулированию отношений в сфере налогового контроля, сроков уплаты федеральных и региональных налогов, сдачи налоговой отчетности, взыскания налогов и выставлению требований, отсрочек и рассрочек, применения способов обеспечения обязательств, применения мер налоговой ответственности. Уже на следующий день после подписания этого закона президентом правительство приняло постановление № 409 «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики», в котором были перечислены первоочередные меры по изменению налоговой политики государства. Фактически это постановление стало «временным налоговым кодексом эпохи коронавируса».

Вообще время с марта по май 2020 года стало очень интересным для современного юриста: в этот период правовое регулирование осуществлялось в большинстве своем не нормативными актами, а телевизионными обращениями президента РФ, а толковались его указы и речи устами президентского пресс-секретаря. Сложилась интересная практика в регионах. Например, в Свердловской области главным источником информации стал instagram губернатора, в котором он размещал свои указы, пояснения, размышления и ответы на вопросы жителей региона. В одночасье на юристов свалилось множество новых терминов и понятий, «удаленная работа», «самоизоляция», «нерабочие дни с сохранением заработной платы». Таковы были реалии, и к ним приходилось приспосабливаться.

Кроме базового антиковидного федерального закона № 102-ФЗ, законодатель стал принимать поправки в НК РФ в качестве реакции на новые вызовы и проблемы. Не буду сейчас перечислять все решения и акты властей, отражающие их метания и поиски, однако в скором времени стало понятно, что ничего страшного не происходит. Во всяком случае уже 5 мая, в период, когда вся страна оставалась на самоизоляции, министр финансов Антон Силуанов заявил в интервью газете «Ведомости» о том, что «кардинально менять налоги не планируется».

— Как в этой связи рассматривать факты повышения некоторых налогов?

— Поворот налоговой политики в сторону «усиления» налогового бремени начался не с 2020 года. Достаточно вспомнить ужесточение правил исчисления НДФЛ при продаже недвижимости еще с 2014 года, повышение ставки НДС с 18% до 20% в 2018 году, а также различные «кадастровые» поправки по имущественным налогам для бизнеса и граждан. Однако в 2020 году эта тенденция в налоговой политике окончательно сформировалась и закрепилась. Сложная экономическая обстановка в стране, вызванная короновирусной инфекцией, потребовала от государства мобилизации всех резервов, способных улучшить бюджетную ситуацию. Власти наметили структурный маневр в налоговой системе, суть которого — «снижение прямых налогов на труд сферы МСП за счет ресурсных налогов». Так, в соответствии с федеральным законом от 01.04.2020 № 102-ФЗ субъектам малого и среднего бизнеса были представлены льготы в части выплат, превышающих МРОТ: выплаты стали облагаться по ставке 15%. Это превышение будет определяться по итогам каждого календарного периода. Если выплаты составляют МРОТ, то обложение будет осуществляться, исходя из ставки 30%. То есть фактически введена регрессия по страховым взносам.

В то же время, произошло увеличение налогового бремени других налогоплательщиков. Первым «под нож» пошел НДФЛ, который стал взиматься с доходов по банковским вкладам, а также с доходов по некоторым ценным бумагам. Более того, власти приняли решение об отказе от плоской шкалы НФДЛ, установив повышенную ставку в размере 15% для доходов свыше 5 млн руб. Таким образом, политике мягких налогов для населения, которая реализовывалась в России на протяжении почти 20 лет, пришёл конец.

Кроме того, с осени был повышен НДПИ для некоторых видов полезных ископаемых, введен рентный коэффициент в размере 3,5, подняты на 20% акцизы на табачную продукцию, началась отмена налоговых льгот для нефтяной отрасли.

Можно предположить, что такая тенденция сохранится и укрепится в налоговой политике России и в 2021 году, а также в среднесрочной перспективе, вопрос только в масштабах этой политики и в конкретных сроках. Для серьезных стимулирующих мер на этапе восстановления экономики нужно существенное снижение налогов. Однако в самом начале 2021 года заместитель министра финансов Алексей Сазанов заявил: «потенциала к существенному снижению налоговой нагрузки у государства просто нет». На мой взгляд, это означает — налоги не только не будут снижаться, они будут повышаться.

Политике мягких налогов для населения, которая реализовывалась в России на протяжении почти 20 лет, пришёл конец.

— Мы стали свидетелями пересмотра позиции России по условиям соглашений об избежании двойного налогообложения с некоторыми офшорными территориями. Как вы оцениваете эту новацию?

— Пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения также является частью общего государственного курса. Первыми странами в этом «печальном списке» стали Кипр и Люксембург. На подходе Мальта и Гонконг. А вот с Голландией у нас вышла заминка, по сообщениям СМИ, Минфин РФ вообще приступает к денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения, так как переговоры о его корректировке не дали результата. Россию не устроил предложенный Нидерландами компромисс по налогам. При этом, как сообщает пресс-служба Минфина РФ, Россия готова продолжать переговоры по этой теме еще в течение двух месяцев.

В данной ситуации возникает несколько вопросов: зачем подобные меры необходимо было применять именно в первые дни пандемии, что это даст экономике и бюджету, как скажется на взаимоотношениях с разными странами. Соглашения об избежании двойного налогообложения заключались не просто так, а в целях укрепления сотрудничества и развития инвестиционной активности. Не пострадает ли от этого репутация РФ как договороспособного государства?

Однако очевидно, что Россия последовательно взяла курс на пересмотр подходов к международному налогообложению, и могу предположить, что работа по изменению соответствующих соглашений продолжится и в 2021 году.

Триумф ФНС

— Какие изменения произошли в развитии функционала Федеральной налоговой службы?

—ФНС сейчас без сомнения — самое мощное и авторитетное ведомство России. И опять же это началось не в 2020 году, а намного раньше, когда ФНС фактически стало «выше» своего курирующего ведомства Минфина. Еще в 2017 году ФНС были переданы функции доступа к информационным ресурсам учреждений ЗАГС и прочее. А в 2020 году позиции ФНС значительно усилились. Чем только в настоящее время ФНС не занимается, помимо сбора налогов. Это и регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, и валютный контроль, контроль за оборотом табачной продукции, банкротства, аккредитация филиалов и представительств иностранных компаний. Судите сами, в 2020 году фактически все предложения ФНС принимались и поддерживались всеми ветвями власти и управления. Почти всех их планы, задумки в 2020 были реализованы.

Кроме того, в ФНС сосредоточились колоссальные информационные ресурсы: у ведомства единая база данных с таможенными органами, контролируя законодательство о ККТ, оно собирает сведения об обороте бизнеса через онлайн кассы, формируя государственный ресурс бухгалтерской отчетности, получает статистическую и бухгалтерскую отчетность. Оно получает сведения через автоматический обмен информации почти со всеми ведущими странами мира, формирует всевозможные реестры МСП, получателей поддержки. Я уже не говорю о том, что все банковские учреждения страны находятся практически в подчинении у ФНС, и они боятся ее больше, чем Центробанка. А в планах у фискального монстра — единый регистр населения, национальная система прослеживаемости, электронный документооборот. Если в России будет введен полноценный налоговый контроль за расходами населения, я даже не сомневаюсь, какому ведомству будет поручены администрирование и контроль.

По недавней информации, ФНС разработала единую электронную систему мониторинга налоговых расходов бюджетной системы РФ, причем ФНС выступает единственным поставщиком данных, необходимых при проведении оценки. Фактически ФНС стала своеобразным штабом для властей, в котором сосредотачивается масса информации и компетенций.

— В последнее время российские ведомства довольно интенсивно внедряют элементы автоматизации, и ФНС считается одним из передовых в этом направлении. Каких изменений стоит ждать налогоплательщикам?

— Изменения будут существенные. Президиум правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности утвердил Концепцию электронного документооборота в хозяйственной деятельности и план мероприятий по её реализации, разработанные  ФНС. Концепция предусматривает комплексный подход к нормативному правовому регулированию в области применения электронной подписи, архивного хранения электронных документов и обеспечения юридической значимости электронного документооборота в сфере хозяйственной деятельности с учетом интересов всех участников рынка.

В 2020 году мы увидели перед собой мегаведомство, и коронавирусные события только укрепили позиции ФНС

Планируется, что к 2025 году в электронную форму перейдет 95% счетов-фактур, а также 70% транспортных и товарных накладных. С 2022 года количество электронных документов в В2В должно увеличиваться не менее чем на 20% в год, а с 2023 года количество истребуемых при налоговом контроле бумажных документов будет уменьшаться не менее чем на 10% (с учетом проверок за прежние «бумажные» периоды). Речь идет о переводе в электронный вид как внешних, так и внутренних документов организаций, а в перспективе и документов при экономическом обмене в ЕАЭС.

В идеале ФНС планирует к 2025 году перейти к «незаметному налоговому администрированию», которое будет означать, что функции по исчислению налогов от налогоплательщиков перейдут к налоговым органам, которые будут фактически «диктовать» сумму к уплате. В перспективе может быть, и уплата налогов полностью перейдет в руки ФНС, когда налоги будут «сниматься» с плательщиков автоматически.

Иными словами, в 2020 году мы увидели перед собой мегаведомство, и коронавирусные события только укрепили позиции ФНС, поскольку именно эта служба вместе с Роспотребнадзором стала основным агентом государства в его взаимоотношениях как с бизнесом, так и с населением.

 — В 2020 год мы входили с экспериментом по применению режима самозанятых, ожидалось, что его распространение будет постепенным. Сейчас он применятся в большинстве регионов. С чем это связано?

— 2020 год начался с того, что к эксперименту по введению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в четырех регионах присоединились еще 19 субъектов РФ. Представляется, что ситуация с короновирусом стала ускорителем для принятия соответствующего решения. На конец 2020 года встало на учет порядка 1 млн 300 тыс. самозанятых. Кроме того, самозанятые получили и государственную поддержку в период пандемии, на них были распространены меры поддержки, предоставляемые субъектам МСП, самозанятым были возвращены налоги, уплаченные за 2019 год, а некоторые регионы ввели свои меры, в частности правительство Свердловской области приняло решение о выплате каждому самозанятому 10 тыс. рублей.

Иными словами, «самозанятые победили во всей стране», и думаю, что в 2021 году соответствующая глава о «Налоге на профессиональный доход» должна будет появиться в тексте НК РФ. Но теперь возникает как минимум два вопроса: выполнит  ли государство обещания о сохранении льготных положений этого режима до 2028 года и когда оно начнет контролировать самозанятых, которые не встают на учет.

Мешок денег против двух мешков истины

— Для бизнеса, пожалуй, самым неприятным элементом налоговой политики стал отказ от продления действия режима ЕНВД. Что стоит за этим решением?

— Странно, конечно, что государство ополчилось на ЕНВД. Несмотря на предложения и всевозможные ходатайства общественных и предпринимательских объединений, власти не стали его сохранять, и с 1 января 2021 года этот режим больше на территории страны не применяется.

Я много размышлял над вопросом, почему это произошло. Экономической логики здесь нет никакой. По состоянию на 2018 год, количество налогоплательщиков, представивших налоговые декларации по ЕНВД, составляло 2 072 711, из них организаций  261 883, ИП — 1 810 828. За 2018 год они перечислили в бюджет 63,163 млрд рублей, что эквивалентно 4% от объема налоговых поступлений за указанный период. ЕНВД — очень удобный, комфортный и достаточно щадящий налоговый режим для малого бизнеса.

На мой взгляд, объяснения властей неубедительны: то ЕНВД устарел в наш цифровой век, то режим скомпрометировал себя массовым (сколько?) уклонением от уплаты налогов. Еще в 2019 году министр финансов Антон Силуанов в ходе правительственного часа в Совете Федерации, ЕНВД оказался не самым эффективным режимом налогообложения, потому что через ЕНВД происходит существенное уклонение от уплаты налогов. Получается, что ЕНВД, успешно просуществовавший в нашей стране более 20 лет, вдруг в одночасье стал «вредным» и требующим отмены, по причинам его якобы особой «уклоноемкости». С этим можно было бы, наверное, согласиться, если бы тот же министр или его коллеги попробовали на цифрах показать, в чем же конкретно состоит некое злоупотребление. Сколько из более 2 млн субъектов, применяющих ЕНВД «злоупотребили»?

Есть хорошая датская поговорка: «Мешок денег перевесит два мешка истины». Именно такая поговорка мне всегда вспоминалась, когда читал о позиции властей не сохранять ЕНВД на будущее.

Так что нынешним представителям малого бизнеса с этого года придется приспосабливаться к новым условиям налогообложения, переходя на патентную систему налогообложения для ИП, упрощенную или общую систему.

 Что вы ждете от этого года, за какими событиями стоит следить налогоплательщикам?

— Мы считаем, что налоговая нагрузка на граждан и бизнес будет повышаться, правда, пока не понятно в какой степени. Кроме того, государство продолжит курс на цифровизацию, и мы ждем появления нормативных актов в целях введения электронного документооборота для полной цифровизации налоговой системы. Есть и несколько вопросов: начнется ли налоговый контроль самозанятых, введет ли государство упрощенный налоговый контроль за банковскими счетами граждан, будет ли денонсировано соглашение с Голландией. Ответов на них мы пока не знаем.

Автор: Ирина Перечнева

FeedbackЗадать вопрос или написать автору
____________________________________________  
 




Правовая защита бизнеса от налоговых и иных правовых рисков с 1993 года


Екатеринбург: 620075, Екатеринбург, ул. Луначарского, д.77, офисное здание, 4 этаж.
Телефоны/Факс: +7(343) 350-12-12, 350-15-90 (офис Екатеринбург)
E-mail: cnfp@cnfp.ru

Москва: 129626, Москва, пр. Мира, дом 102 (офисный комплекс «Парк Мира»), корпус 1, этаж 3, офисы 3010 (офис), 3009 (конференц-зал)
Телефон/факс: +7(495)-788-39-51 (офис Москва). E-mail: msk@cnfp.ru

Официальный сайт: https://cnfp.ru/

Видео консультации здесь
Читать наши консультации здесь

Facebook: см. здесь

telegram-канал «О налогах и о жизни» - t.me/gknfp
telegram-канал «Налоговые споры: аналитика и практика» - t.me/taxpracticechannel
telegram-канал «Малый бизнес и Налоги» - t.me/taxformal