пятница, 26 октября 2018 г.

Олег Рой «Тайный шифр художника» (2018)

С творчеством Олега Роя я познакомился в 2016 году, прочитав его книгу "Старьевщица". Тогда мне книга понравилась, хотя я и отмечал немного наивный и простоватый слог автора.
С тех пор попытки почитать что-нибудь еще успехом, почему-то, не заканчивались. Как я уже сказал, манера изложения у автора очень своеобразная и читать его мне комфортно только тогда, когда есть интересный, захватывающий сюжет.
И вот, по прошествии двух лет мне такая книга попалась на глаза - "Тайный шифр художника".
Должен отметить, что за 2 года я увидел у автора определенный литературный прогресс, писать Олег стал более раскованно и ярче. Да и сюжет мне показался достаточно оригинальным. А если учесть, что в книге очень хорошо описан быть начала 90х годов, да еще неплохо показаны нравы уголовного мира (надо сказать, со знанием предмета), то скажу, что прочитал новую книгу писателя с удовольствием.
Поэтому рекомендую для легкого прочтения книгу с интересным сюжетом, где есть и преступление и любовь, которая хорошо подойдет или для краткосрочного отдыха или даже для выходных.
Ну и несколько удачных афоризмов, цитат и зарисовок из книги.

 Олег Рой «Тайный шифр художника» (2018)


Сдаваться я не собирался. Есть два типа людей: одних препятствия заставляют опустить руки и впасть в депрессию, других мобилизуют и стимулируют двигаться вперед. Я был из тех, кто верил, что темная полоса в судьбе может стать взлетной. Только не глуши мотор, и со временем у тебя появятся крылья. (С.12)

Свойство такое у неприятностей – сбиваться в стаи. (С.13)

«Истлевшим цезарем от стужи заделывают дом снаружи…» (С. 29)

- Так и должно быть, - сухо ответил Маньковский. – Искусство нас развивает и потому
изначально может быть непонятным, даже шокирующим. Я бы сказал, чем больше искусство шокирует, тем лучше. (С. 105)

- Я не буду смеяться, - величественно ответил он. – Я, знаете ли, ни над чем не смеюсь. Кому-то кажется, что живопись – это просто ловкая мазня красками по холсту или бумаге. Но мы, художники, знаем, что это не так. Мы берем у Бога взаймы эмоцию, настроение, озарение, вспышку и присваиваем это себе. Гениальный художник имеет власть законсервировать для вечности сиюминутность. Так капля смолы консервирует живое существо. (С. 106)

Что бы там ни писали классики о возвышающей силе страданий, в бедности нет ничего возвышенного. Может быть, бедным быть и не стыдно… Но это как зимой без пальто ходить – не столько стыдно, сколько холодно. (С. 152)

С недавних пор я понял, что обязательно нужно чувствовать настроение других и оберегать его. Не важно, кто с тобой рядом – любимый человек, мама, друг, сослуживец или даже случайный попутчик. Никогда не стоит сразу же вываливать на него свои эмоции, будь то радость, печаль или раздражение. Нельзя вот так, с бухты-барахты, вторгаться в чужой мир. Ведь заходя в храм, музей, библиотеку или театр, мы обычно всегда сдерживаемся и начинаем говорить вполголоса, что бы ни происходило у нас внутри. Мир другого человека – это тоже храм. И к нему нужно относиться с не меньшим уважением. (С. 174)

Что до меня, то моя крепнущая симпатия к Вике хоть и включала в себя чисто телесную тягу, но отнюдь ею не исчерпывалась. Собственно, эта самая тяга вообще была не более чем фоном всего остального, фоном, к которому мы и не пытались пока что приближаться. Те, кто твердят, что в основе отношений между муж чиной и женщиной всегда лежит секс, - несчастные люди, которые ничего не знают о настоящей жизни. Секс -  это пусть и важная, но лишь небольшая часть взаимоотношений между любящими людьми. Как говорила героиня какой-то книги, любовь стоит на сексе, как дом на фундаменте, но живу я в доме, а не в фундаменте. А другой персонаж – уже не книжный, а киношный – написал: «Счастье – это когда тебя понимают». Подписываюсь под каждым словом. Это и впрямь чудо, когда рядом с тобой вдруг оказывается человек, которому не нужны длинные объяснения, который смотрит на жизнь примерно так же, как и ты. (С.193)

- Спасибо, деточка, - от души поблагодарила старушка, усаживаясь. Видать, хорошо тебя воспитали родители, научили старость уважать. Старость-то - она как зверь: сидит-сидит, затаившись, а потом как напрыгнет в самый неожиданный момент – и все, никуда не денешься. Я тоже, когда молодая была, на стариков смотрела с брезгливостью: и неопрятные они, и немощные, и медлительные, и сварливые, и привязчивые… Не понимала тогда, что не вина это все стариков-то, а беда. Не по своей воле ведь воле такими становятся. А как поняла – заметила, что уж и на меня молодые смотрят так же, как я на стариков когда-то. Жизнь-то, она чем дальше, тем быстрее бежит…(С.202)

Нам с Викой всегда находилось о чем поговорить. Рядом с ней я ни разу не испытывал такого неприятного чувства, которое иногда бывало у меня с другими девушками, - когда мучительно ищешь тему для разговора и понятия не имеешь, что бы такое сказать.  Видимо, подобная заминка – своеобразный знак свыше, что с этим человеком тебе в жизни не по пути. (С.225)

Искусство – штука субъективная, поскольку ориентируется на чувства, не поддающиеся количественному измерению. Абстрактное искусство субъективно в квадрате. (С.306)

Правду говорят, что на свете нет ничего страшнее мести отвергнутой женщины. (С.312)

Знаете, что есть любовь? Liebe ist nichts – «любовь есть ничто». Красивый ароматный фантик, в который завернуто наше желание обладать. (С.315)

- Liebe ist nichts, - презрительно отрезала она. – От того, что люди называют любовью, только боль и страдание. Что такое любовь? Всего лишь замаскированное всевозможными реверансами желание обладать. (С.338).

Комментариев нет:

Отправить комментарий