среда, 29 июля 2020 г.

В ГосДуме состоялся отчет премьер-министра о работе Правительства: ЕНВД, самозанятые, проверки, выступление Макарова и др. налоговые вопросы (+ комментарий от А.В. Брызгалина)

22 июля состоялся отчет Правительства Госдуме за 2019 год,который премьер-министр М. В. Мишустин, возглавивший исполнительную власть уже в 2020 году, использовал для презентации социально-экономической программы Правительства.

Основная идея доклада — переход от патерналистской модели государства к сервисной, правительство продемонстрировало это на примере своей работы в условиях коронавирусной эпидемии и дало понять, что в рамках «национальных целей развития» в основном намерено придерживаться той же стратегии на созданном правительством-предшественником экономическом фундаменте.
Более подробно см. здесь и здесь.
О налогах Премьер практически ничего существенного не сказал. 
Перечислил те меры, которые уже были реализованы по налогам за март-июнь 2020 г., а также сказал о том, что государство создает сервисы для более удобной уплаты налогов. 
Мимоходом прозвучало о возможности более комфортного перехода с одного налогового
режима на другой, а также о налоговом маневре IT-отрасли и про налоговые льготы для предпринимательства в Арктике.

Иными словами, можно сделать вывод: НИЧЕГО НОВОГО О НАЛОГАХ ПРЕМЬЕР НИ СКАЗАЛ. 

Или налоговые вопросы для Правительства пока не в приоритете, либо Правительство на настоящий момент исчерпало весь свой "налоговый креатив". 

Однако самое содержательное о налогах началось тогда, когда М.В. Мишустин общался с депутатами и они задавали ему те или иные вопросы:


О налоге на самозанятых... 


С.Катасонов (член фракции ЛДПР, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам): Уважаемый Михаил Владимирович, на протяжении практически последних десятилетний Правительство ставило перед собой задачу вывести из тени наше трудоспособное население. И задача, в общем-то, ставилась Правительством не столько наполнить бюджет, сколько вывести граждан России в правовое поле, чтобы они могли легально получать кредит, приходить и обращаться за субсидиями государства и так далее. В результате Правительство ввело специальный налог, его назвали "налог на профессиональный доход". В последние два года он интенсивно применяется в России. Он очень прост, на наш взгляд. Вместе с тем скажите, пожалуйста, исчерпан потенциал этого налога или какие-то изменения мы всё-таки можем увидеть? Особенно в условиях сегодняшней экономической ситуации, когда поддержка предпринимателям особенно нужна.
М.Мишустин: Спасибо, уважаемый Сергей Михайлович. И вам отдельное спасибо, потому что в своё время, когда мы дискутировали, говорили о нормах закона, который позволил нам потом ввести налог на профессиональный доход, все принимали активное в этом участие. Я хочу сказать, что, конечно же, это не новый налог. Очень важно акцентировать (часто мы видим, что называют это новым налогом), что это лишь налоговый режим, позволяющий снизить свои обязательства, если вы зарегистрируетесь в качестве самозанятого. Но что самое важное в этой истории -  это то, что фактически минимизируется общение человека, который стал самозанятым, с государством. Ничего такого нет, что бы его беспокоило, - ни налоговой отчётности, ни кассового аппарата с генерацией кассы, потому что виртуальный чек генерируется, огромное количество плюсов в этой истории.
Первое - это очень небольшая сумма налога - 4% с физических лиц. Второе - это практическое удобство выписки, как я уже сказал, чека, причём бесконтактное. Третье - это возможности открыть для себя соответствующие интерфейсы в экосреде других компаний. О чём разговор? Один раз зарегистрировавшись, человек становится, например, водителем "Яндекс-такси" или другой компании, он может для себя сразу же открыть любой виртуальный банк - это и Сбербанк, и другие финансовые организации. Это возможности экосистемы, которые на сегодняшний день встроены в его жизнь. Мы его не будем просить никуда ни ходить, ни регистрироваться. Я считаю, что это очень важное направление в будущем, для того чтобы встраивание государства как платформы в экосистему жизни человека позволило нам не замечать контрольно-надзорные органы. Не замечать в принципе. Это важно, и мне кажется, что люди, которые поверили, увидели, что государство, Президент наш, который поддержал эту инициативу, всё, что обещали, сделали и за прошлый год вернули все налоги, которые самозанятые заплатили.
На сегодняшний день также есть авансы, вы знаете, в размере МРОТа для оплаты будущих периодов. И для молодых людей с 16 до 18 лет тоже аванс МРОТа. Я верю в этот режим и считаю, что это не какая-то, как я уже сказал, новая налоговая нагрузка, а удобно, качественно и даёт огромные плюсы человеку ничего не скрывать, не прятать, в том числе и защищает его от наших контрольных органов, которые будут проверять, если он не исполнил то, что по закону полагается.

ВЫВОД: Правительство ничего нового пока в сфере налогов для самозанятых не планирует. 

Отвечая на вопрос по поводу перспектив развития ЕвразЭС, Мишустин упомянул о подготовке единого налогового кодекса с Белоруссией. 

М.В. Мишустин: "... И верю в то, что если мы совместно по этим "картам" создадим единое пространство, в частности, и примем, так сказать, с изъятиями, возможно, единый налоговый кодекс, когда мы сможем унифицировать наши ставки и подходы, то мы сможем разговаривать в том числе о механизме ценообразования на энергоносители, как в принципе и предлагают наши белорусские партнёры".

А вот по поводу ЕНВД, я так понял, всё плохо...


Б.Пайкин (член фракции ЛДПР, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству): Уважаемый Михаил Владимирович, насколько я понимаю, у Правительства есть принципиальная позиция в отношении необходимости отмены ЕНВД с 1 января 2021 года.
Однако в ходе работы Комиссии Государственной Думы по поддержке малого и среднего предпринимательства очень многие представители малого и среднего бизнеса, а также профессионального сообщества в качестве меры поддержки в условиях пандемии и преодоления её последствий предлагали перенести отмену ЕНВД на несколько лет.
Какова лично Ваша позиция на этот счёт и, если отмена ЕНВД всё-таки ожидает бизнес, что Вы можете порекомендовать или предложить предпринимательскому сообществу в качестве альтернативы данному налоговому режиму, чтобы люди могли так же комфортно себя чувствовать, а не искать способы уйти в тень?

М.Мишустин: Во время подготовки к отчёту в своё время Владимир Вольфович Жириновский мне посоветовал не говорить "нет" ни на один из заданных вопросов, поэтому я начну издалека.
Первое. Конечно, популярен этот налоговый режим. Если мы возьмём с вами всех, кто его применял за период 2019 года, то совокупно 2,2 млн компаний, работающих на режиме упрощённой системы налогообложения, заплатили налогов на 422 млрд рублей. А 2 миллиона, чуть-чуть меньше, налогоплательщиков, которые применяли режим, соответственно, ЕНВД (единый налог на вменённый доход), заплатили... Угадайте сколько? 65 млрд рублей, в семь раз меньше. Общая совокупная налоговая нагрузка средней компании, работающей на ЕНВД, 0,8%. Они же недоплачивают в региональные бюджеты, местные. В 2003 году этот режим был принят только из-за того, что мы не могли фактически получать достоверную информацию о работе компании. Это же для местных бюджетов.
У нас есть патентная система налогообложения, самозанятые, упрощённая система налогообложения - 6% с доходов либо 15% с доходов минус расходы. Переходный период, который на сегодняшний день даёт возможность компаниям увеличить оборот до 200 млн со ставкой 8% и 20% соответственно. Но ЕНВД в этом смысле не применяется в мире практически нигде, несколько африканских стран его оставили. Я серьёзно.
Поэтому решение было принято, мы его много раз обсуждали. Я бы просил вашей поддержки.

 А вот и о налоговых проверках вопрос... 


В.Гартунг (член фракции "Справедливая Россия"): Уважаемый Михаил Владимирович, я очень внимательно слушал ваш доклад. Вы поставили главной задачей работы Правительства - это достижение роста экономики, роста доходов граждан за счет роста промышленности, импортозамещения, наращивания экспорта. И правильно заметили неоднократно в своем докладе, что условием для этого является улучшение делового климата. Да, мы понимаем, что в условиях пандемии, когда экономика оказалась в тяжелой ситуации, вы всем помочь не можете. Но не мешать-то можете. Вы ввели мораторий на проведение налоговых проверок, который до 30 июня действовал. Намерены ли вы продлить эту практику? Ну а заодно не только налоговые проверки, но и чтобы это касалось всех других проверяющих органов, чтобы они поменьше мешали бизнесу выполнять поставленные Правительством цели.
М.Мишустин: Спасибо, Валерий Карлович. Вы всегда внимательно следите за вопросами делового климата в стране. И в том числе мы говорили неоднократно о КНД, контрольно-надзорной деятельности.
Первое. Без сомнения, первое же решение, которое было принято, это мораторий на проверки. До 30 июня - это налоговые и таможенные органы. Продлили мы их до 31 декабря, соответственно, все остальные органы.
Но здесь в этом смысле проверка проверке рознь. Миф, связанный с каким-то огромным количеством налоговых проверок, он давно уже, наверное, рушится. Потому что по количеству проверок выездных на одного налогоплательщика мы, наверное, меньше всех в мире проверяем. Например, так называемая нагрузка проверочная в Евросоюзе на компанию - 3 процента, в России это ноль с чем-то. То есть у нас из примерно тысячи налогоплательщиков проверяются два. А из малого бизнеса проверяется один из пяти тысяч. Ну и вообще к малому бизнесу налоговая служба давно не подходит. Но если это участие в схеме, их мало очень осталось, да, фактически экономика в этом смысле вычищена. Но если участвовать в схеме, ну как не выйти на проверку? Вот о чем речь. Но это, ещё раз, всего лишь тысячи. Очень важно, чтобы у нас регуляторы и контрольные органы переходили на риск-ориентированный подход. Когда мы можем публично объясниться, почему пришли, и на каком основании идет проверка. Это очень важно любому человеку, чтобы он понимал, что его может ожидать в виде риска каких-то санкций или каких-то контрольных мероприятий. Это первое.
Второе, очень важное направление - это повышение доверия, создание той самой среды. У нас заработал совершенно замечательный механизм. Спасибо вам за принятие соответствующей главы в Налоговом кодексе. Речь идет о налоговом мониторинге. Это возможность для крупного предприятия, у кого оборот 3 миллиарда рублей и активы 3 миллиарда рублей, и уплачена сумма налогов 300 миллионов рублей, перейти на особые отношения, в частности, с налоговой службой. Какие это особые отношения? Это когда вы фактически полностью открываете свою учетную систему, финансовую систему, ведение хозяйственных операций перед налоговой службой, невзирая на нормы Налогового кодекса, и взамен получаете отсутствие проверок, лишь только мотивированное мнение налогового органа в случае необходимости.
И вот это существование, оно в этом смысле дает совершенно другой уровень, если хотите, взаимодействия, когда бизнес и государство - партнеры. Они вместе взвешивают риски, связанные с возможными претензиями, и вовремя бизнес реагирует на какие-то возможные подсказки или мотивированные мнения.
Я считаю, что в этом будущее, что это нужно, и буду просить вас снизить барьеры, то есть это должно быть где-то примерно миллиард рублей. У нас в следующем году примерно 100 компаний перейдет, но это крупняк. И если будет это примерно на миллиард рублей активов и 100 миллионов уплаченных налогов, мне кажется, мы существенно расширим число налогоплательщиков, кто перейдёт на этот хорошо себя показавший режим.
Ну, и последнее, в виде реформы, которую необходимо проводить. Мы считаем обязательным введение обязательного досудебного аудита во всю сферу контрольной деятельности, как это сделано в той самой налоговой службе. Я не потому её привожу в пример, что много лет её возглавлял, а просто это совершенно другим образом дает возможность взглянуть на существо проверок, убрать излишнее давление и, если хотите, очень прозрачно показать самой системе, по каким параметрам можно проверить налогоплательщика, а по каким нельзя.

По поводу введения 15 % налога на дивиденды..

"Далее. Олигархи, о которых Вы сказали, или люди состоятельные. Здесь можно много спорить о том, кому, как передавать накопленные капиталы, или вопросы национализации обсуждать. Но мы же все понимаем, что очень важно, чтобы в случае, если кто-то богатеет, та доля, которая должна переходить народу, - а это налоги, которые установлены нашими законами, которые вы все принимаете, - они честно платились. И вот здесь наведён порядок, здесь всё прозрачно. Я радуюсь, когда кто-то богатеет, только по одной простой причине: это означает, что в копилку регионов, в копилку государства поступают столь необходимые ресурсы и средства для дальнейшего развития.
В этом смысле мы приняли целый ряд важнейших законов и решений. В частности, одно из самых важных из них, которое поддержал Президент, это соответствующее ограничение на вывод капитала из России. Ведь у нас в Кипр уходила под 5% соответствующих соглашений о выводе дивидендов, огромная часть тех самых доходов, которые должны оставаться в стране. Порой, когда кто-то владел российским производством или какой-то компанией из офшора и платил, соответственно, все основные дивиденды в офшор под 5%, а налог на прибыль у предприятия был в разы меньше. Вот где беда.
И здесь, мне кажется, мы сделали очень большое количество шагов для того, чтобы прекратить это. Вы знаете, что теперь ставка соответствующей выплаты дивидендов на Кипр компаниям составляет 15%, она в три раза увеличена. Это очень важно. И мы будем смотреть и далее за другими юрисдикциями"


Однако одни из интересных вопросов задал председатель комитета по бюджету и налогам А.М. Макаров. Вот несколько тезисов, которые прозвучали в речи в процессе формулировнаия вопроса:

По поводу новой налоговой политике: 

"Помните, как страны мира приходили к решению - раздать деньги, и мы больше ни за что не отвечаем? Мы избрали другой путь - ответственность на каждом этапе развития, ответственность за развитие экономики страны, ответственность за людей. Но для этого нам предстоит решать совершенно новый уровень задач. Для этого, мы твёрдо в этом убеждены, нам нужна новая бюджетная политика, новая налоговая политика, новые подходы к межбюджетным отношениям" (А.М. Макаров). 


По поводу основных направлений налоговой политики на 2021 г. 

Отсюда очень важная задача. Президент дал конкретные сроки, уже в бюджете эти все вещи должны быть решены. Поэтому обсуждение основных направлений налоговой и бюджетной политики, которое нам предстоит в сентябре перед принятием бюджета, приобретает особую роль. Мы не хотим, чтобы это был в очередной раз дежурный документ ни о чём, который нужен только потому, что он указан в Бюджетном кодексе как необходимое приложение к бюджету. Мы ждём эту работу и готовы вместе с Правительством её провести (А.М. Макаров).
 

FeedbackЗадать вопрос или написать автору
____________________________________________  
 




Правовая защита бизнеса от налоговых и иных правовых рисков с 1993 года


Екатеринбург: 620075, Екатеринбург, ул. Луначарского, д.77, офисное здание, 4 этаж.
Телефоны/Факс: +7(343) 350-12-12, 350-15-90 (офис Екатеринбург)
E-mail: cnfp@cnfp.ru

Москва: 129626, Москва, пр. Мира, дом 102 (офисный комплекс «Парк Мира»), корпус 1, этаж 3, офисы 3010 (офис), 3009 (конференц-зал)
Телефон/факс: +7(495)-788-39-51 (офис Москва). E-mail: msk@cnfp.ru

Официальный сайт: https://cnfp.ru/

Видео консультации здесь
Читать наши консультации здесь

Facebook: см. здесь

telegram-канал «О налогах и о жизни» - t.me/gknfp
telegram-канал «Налоговые споры: аналитика и практика» - t.me/taxpracticechannel
telegram-канал «Малый бизнес и Налоги» - t.me/taxformal

Комментариев нет:

Отправка комментария