среда, 16 марта 2016 г.

Моё интервью для интернет-портала "Школа судебного юриста".

Публикую интервью, которое я давал интернет-порталу "Школа судебного юриста" (www.top-consult.ru - сайт Школы бизнеса «ТОП-Консалтинг»; www.pl-school.ru (скоро открытие) - сайт «Школы судебного юриста»):

Уважаемый Аркадий Викторович! НОУ Школа бизнеса «ТОП-Консалтинг» благодарит Вас за возможность ответить на наши вопросы для аудитории сайта «Школа судебного юриста».

1. Вы – один из ярких представителей юридического сообщества России, работающего в области налогового права. Ваш блогhttp://www.nalog-briz.ru/читают многие налоговые консультанты, аудиторы, бухгалтеры, налоговые юристы страны. ГК «Налоги и финансовое право» (http://www.cnfp.ru/) является одной из ведущих компаний в сфере налогов. Налоговый клуб, арбитраж, налоговое консультирование, издательская деятельность, учебный центр… Как удается структурировать и контролировать такой объемный интеллектуальный бизнес?
Думаю, что моя «яркость» сильно преувеличена. Я никогда к ней не стремился. Другое дело, что объем и качество нашей работы выводят нас на особый уровень, который, уверяю вас, очень тяжело поддерживать.
Не скажу, что управлять таким Делом просто, но, конечно же, в нашей работе широко применимы общие и универсальные методы управления, как то делегирование полномочий, отчетность, обсуждения, мозговые штурмы и совещания, системность,
регулярность и прочее. Поэтому какого-то великого секрета, как это все получается, я вам, к сожалению, не раскрою.
Что немаловажно – наша группа компаний складывалась постепенно и последовательно. Нам в 2016 году будет 23 года! И каждый год мы что-то добавляли, подправляли, развивали и совершенствовали… Поэтому так все и получилось – естественным путем.
И самое главное то, что это, как сейчас принято говорить, КОМАНДА! Команда единомышленников, неравнодушных и ответственных специалистов и сотрудников, которые объединены общим Делом и стремятся к общему результату. Поэтому-то со стороны мы и выглядим как большой корабль.


2. Что, по-вашему, кроется в понятии «налоговый юрист»? Какими качествами обязательно должен обладать налоговый юрист? Какими желательно?
До сих пор понятие «налоговый юрист» не имеет внятного содержания. Многие думают, что проведя 2-3 налоговых консультации, прочитав пару кусков из Налогового кодекса или закончив курсы налоговых консультантов, юрист сразу же становится налоговым.
Более того, я видел коллег, которые регулярно вели налоговые споры, но или по одному единственному вопросу (который они один раз успешно выиграли), или только по теме налоговой ответственности (например, по применению смягчающих обстоятельств). Или же по тем делам, по которым уже создан прецедент вышестоящими судебными инстанциями. И в каждом из случаев считалось, что перед нами живое воплощение налогового юриста.
Не умаляя значение проводимой моими коллегами работы, все-таки должен заметить, что для меня всего этого мало. В моем понимании полноценный налоговый юрист должен обладать рядом качеств.
Во-первых, ему необходимо разбираться не только в общеюридических вопросах налогообложения (как правило, эти вопросы изложены в первой части Налогового кодекса РФ), но и понимать, как исчисляются и уплачиваются конкретные налоговые платежи: НДС, налог на прибыль, НДФЛ, поимущественные налоги для граждан и компаний и др.
Конечно же знать все в налогах просто невозможно, но нет ничего хуже, когда тебе приносят дело, уже, допустим, проигранное по первой инстанции, и ты видишь, что юрист, который вел дело, даже и не попытался разобраться в сути претензий налогового органа. Вся защита такими юристами-начетчиками сводится, как правило, к аргументам процедурного характера, в то время как реальные вопросы остаются без внимания. Потому что, как потом выясняется, «юрист в этом НДПИ не разбирается, он же не бухгалтер какой-то». Так и хочется сказать: «Не разбираешься – не лезь. А если взялся, то разберись с налогом, изучи его экономическую суть, порядок формирования налоговой базы, особенности исчисления и пр.
Во-вторых, полноценный налоговый юрист – это тот, кто занимается налоговым правом постоянно и системно. Уверяю вас, в налогах просто взять и прочитать недостаточно. Нормы Налогового кодекса меняются постоянно. Некоторые положения кодекса претерпели по несколько изменений, поэтому надо знать и понимать налоговое законодательство именно в динамике. То же самое, кстати, необходимо сказать и о судебной практике, которая постоянно меняется. Особенно это актуально в настоящее время, когда Верховный Суд РФ, к которому перешли полномочия ВАС по экономическому правосудию, пытается формировать новые подходы при рассмотрении налоговых споров, а в ряде случаев – даже ревизовать наследие ВАС РФ.
В-третьих, настоящий налоговый юрист должен разбираться и в других отраслях права, в первую очередь в гражданском, в трудовом праве, в экономике налогов, в бухгалтерском и налоговом учете, так как очень часто налоговые проблемы возникают не то что на стыке различных правовых отраслей, а на стыке отраслей знаний. И разрешить эти проблемы можно только тогда, когда знаешь хотя бы немногое о многом.
Думаю, мои слова не испугают юных юристов, выбирающих для себя стезю налогов для специализации. Буду только рад, если мои рекомендации помогут им с первых же шагов правильно сориентироваться в будущей профессии и стать высококлассными налоговыми юристами по сути, а не по названию.

3. Как Вы охарактеризуете современное налоговое право России? Какие процессы и вопросы в этой отрасли, на Ваш взгляд, сейчас самые острые и почему?
Отвечая на этот вопрос, можно написать небольшую монографию, ведь современная система налогового права является очень сложным и часто противоречивым явлением. Некоторые вопросы актуальны еще с 90-х годов прошлого века и до сих пор не получили своего окончательного разрешения (например, проблема неналоговых сборов).
В настоящее время я бы выделил четыре самые актуальные проблемы, хотя уверен, что коллеги могли бы существенно дополнить мой список.
Проблема экономики налогов в условиях современного кризиса. Налоги существуют не сами по себе, они существуют для формирования финансовых ресурсов государства, которые аккумулируются в бюджетной системе. Именно поэтому все негативные последствия и падения цен на нефть, и санкционной политики зарубежных стран в отношении России, и ответные антисанкционные меры существенно влияют на экономические показатели налогоплательщиков, что неизбежно сказывается на возможностях уплаты налогов. А это, в свою очередь, непосредственно сказывается на формировании бюджетов.
Мы уже наблюдаем на примере федерального бюджета на 2016 год серьезные затруднения, которые неизбежно повлияют и на налоговую политику государства.
Отсюда и наблюдаемое усиление налогового контроля, внедрение в этот контроль большого числа методов электронного контроля, усиление налогообложения в отношении физических лиц, деофшоризация, всплеск активности по введению ненальновых платежей, возобновление дискуссий по поводу повышения общего уровня налоговой нагрузки там, где это еще возможно.
Должен отметить, что я до сих пор не вижу четких ориентиров и понимания налоговой политики в современных экономических условиях. Все шаги властей, за исключением обещания «не повышать налоговое бремя для бизнеса до 2018 года», напоминают попытки срочно найти что-то новое, что исправит ситуацию, однако попытки эти отличаются непоследовательностью и несистемностью.
Добросовестность в налоговой сфере. Это очень серьезная, большая и больная тема. Дело в том, что в законодательстве о налогах и сборах отношения добросовестности не регулируются вообще. Этого института как бы и нет вовсе. Тем не менее, уже более 15 лет судебная практика непосредственно ориентируется на эту категорию и прямо ее применяет при рассмотрении налоговых споров. В 2016 году исполняется 10 лет с момента как было принято знаменитое Постановление Пленума ВАС РФ о «необоснованной налоговой выгоде» (Пост.Пл.ВАС РФ от 12.10.2006 № 57), которое в ряде положений просто устарело или требует уточнения, доработки, развития. Но еще раз подчеркну – в законодательстве ничего о недобросовестности не сказано.
В результате более половины современных налоговых споров рассматриваются на основании подходов, которых нет в законодательстве. В 2015 году Госдума предприняла две попытки разрешить ситуацию, но насколько это будет успешно проведено в следующем году (или позднее), покажет только будущее.
Деофшоризация. Несколько лет назад государство в своей налоговой политике взяло курс на так называемую деофшоризацию. В 2011 году был принят новый раздел Налогового кодекса РФ о налоговом контроле за трансферными ценами, а в 2014 году – Федеральный закон № 376-ФЗ, в соответствии с которым государство начало введение системы налогового контроля за результатами бизнеса российских лиц за рубежом. В 2015 году работа по деофшоризации продолжилась, т.к. в закон № 376-ФЗ поправки вносились дважды. В июне был принят закон о проведении амнистии капиталов (Федеральный закон № 140-ФЗ), а в декабре 2015 года в Госдуму вновь поступил проект с новой порцией масштабных изменений и дополнений в этом направлении (наверное, к моменту опубликования моего интервью, этот закон уже будет принят).
Хочу особо отметить, что нынешняя политика властей это не просто деофшоризация в плане борьбы с оффшорами, как некоторые ошибочно понимают. Цели и задачи этой политики намного шире. Это вообще выстраивание новой системы взаимоотношений между государством и российским бизнесом, который осуществляет свою деятельность вне российской юрисдикции. Причем налоговый аспект в ряде случаев даже не является главным.
О развитии судебной практики по налоговым спорам в условиях – не побоюсь это сказать – нового экономического правосудия в рамках Верховного Суда РФ.
С одной стороны, первый год работы Судебной коллегии по экономическим спорам показал достаточно, на мой взгляд, позитивные результаты в работе по формированию позиций по налоговым спорам. Не буду переутомлять с примерами, но большинство рассмотренных дел действительно актуальны для практики, а кроме того, видно, что судьи Верховного Суда РФ в основном придерживаются тех принципов и подходов, которые, при рассмотрении налоговых споров были выработаны Высшим Арбитражным Судом, что не может не радовать.
Но волнение остается, тем более, что меняется и политика государства в отношении налогов, что не может не сказаться и на судопроизводстве. Так, при рассмотрении налоговых споров на местах стал превалировать бюджетный подход, ведь когда более 80% налоговых споров стало рассматриваться в пользу налоговых органов, возникает множество вопросов. Более того, налоговые органы на протяжении 2015 года пытались неоднократно пересмотреть некоторые налоговые прецеденты. Думаю, что подобные попытки продолжатся и в 2016 году.
Этот список проблем я могу продолжать и продолжать, ведь есть проблемы концептуального характера, правовых институтов, а есть проблемы отдельных налогов. Но в общем плане «горячую четверку» проблем я бы обозначил именно таким образом.

4. Сегодня очень много дискуссий по вопросам добросовестности налогоплательщика, по вопросам применения или неприменения налоговых схем, налоговой оптимизации. Относится ли это к процессу формирования налоговой культуры в стране? Можете описать эти процессы с точки зрения налогового юриста и ученого?
Проблемы налоговой добросовестности, кстати, со стороны не только налогоплательщика, но и налоговых органов имеют непосредственное отношение к формированию налоговой культуры.
Здесь очень много граней и аспектов как этического, так и нравственного характера.
Ведь, с одной стороны, для бизнеса налоги – это расходы, которые существенно снижают его эффективность, а снижение эффективности это часто вообще вопрос выживаемости бизнеса. Поэтому нет ничего удивительного, что налогоплательщики пытаются сократить размер налоговых обязательств, как-то их оптимизировать. Мы же не станем осуждать предпринимателя за то, что он ставит энергосберегающее оборудование, чтобы платить за электроэнергию меньше?
С другой стороны, надо понимать, что для государства налогов всегда было и будет мало, а вот распорядиться этими налогами государство может не всегда эффективно. Поэтому поиск баланса между налоговыми интересами государства и интересами частного бизнеса – это всегда наисложнейшая проблема, причем не только для России.
Для меня идеалом является, когда налоговая культура страны сформирует такую ситуацию, когда государство будет уважительно относиться к интересам частной экономики, понимая, что именно налогоплательщик является кормильцем государства (и налоги здесь не единственное проявление), а налогоплательщик будет понимать, что его налоги нужны стране и обществу, поэтому их надо платить.
Мне кажется, такой баланс в настоящее время в некоторых сферах уже достигнут, однако до полного идеала еще очень и очень далеко.

5. Вы кандидат юридических наук. Нужно ли современному юристу стремиться получить кандидатскую степень? Стоит ли заниматься юридической наукой практикующему юристу?
Вопрос о «научной остепененности» – это вопрос личного выбора каждого конкретного человека. Для меня тут нет никаких сомнений – наука есть высший уровень профессионализма, когда юрист понимает тот или иной вопрос глубоко и комплексно (именно этому способствуют занятия наукой), а не просто чтобы «жалобу написать». Ведь нет ничего практичней хорошей теории. И это правда, уверяю вас.
Но меня всегда возмущали ситуации, когда кандидатская пишется только для будущей визитки, чтобы посредством ученой степени завышать себе гонорары. Ведь мало «накатать диссер», надо чтобы человек соответствовал своему званию, был действительно ученым, профессионалом. Научную работу надо продолжать и после защиты диссертации, а это время, это тяжелый труд, и надо быть честным – не всем это по силам.

6. Как строилась Ваша юридическая карьера? Когда и почему Вы поняли, что Вам следует заниматься налоговым и финансовым правом?
Я уже не раз это говорил, но это правда – в налоги пришел случайно. Можно прямо сказать – так получилось. Однако я до сих пор не знаю, мы выбираем свой Путь или Путь выбирает нас.
После окончания в 1990 году Свердловского юридического института я остался в нем на кафедре гражданского права, где за 2.5 года подготовил диссертацию о правовом регулировании предпринимательства. Мне приходилось читать лекции по гражданскому праву, писать статьи, вышло даже несколько моих монографий по договорному праву.
Однако конец 1992 года, с его безденежьем и экономическом коллапсом, отнюдь не способствовал нормальной жизни молодого аспиранта, тем более у меня уже была семья.
Мне приходилось браться за любую работу, в том числе и не только по полученной гражданско-правовой специализации.
А тут вдруг меня пригласили проконсультировать экономистов, которые занимались расчетом налогов. Я их проконсультировал, ну и, можно сказать, остался у них. А там тема налогов меня просто подхватила как ураган. Тем более, что в налоговом праве сплошь и рядом надо было разбираться с правовыми вопросами предпринимательства как такового, оформления договоров, судебной защиты и т.д., а это как раз и была моя тема.
И еще немаловажный момент: налоги в 1993 году были настоящеей «terra incognita» , поэтому работа по формированию первой судебной практики по налогам, поиск теоретических основ налогообложения как в экономике, так и в праве меня поглотили целиком и полностью.
А там, уже в 1995 году, стали выходить мои первые работы по налогам, статьи, монографии, а в 1997 году я со своими коллегами подготовил уже свое учебное пособие. Так я и стал заниматься именно что налогами, но до сих пор не знаю, кто кого выбрал – я налоги или налоги меня.

7. У студентов юрфаков, молодых специалистов очень часто возникает вопрос – чем налоговое право отличается от финансового и экономического? И в одном, и в другом случае право регулирует денежный оборот, понятийные различия не слишком яркие. Можете прокомментировать? Почему Вы назвали свою юридическую компанию «Налоги и финансовое право»?
Тут ничего особо сложного нет. Достаточно открыть любой учебник по налоговому праву и прочитать классические определения, чем одна отрасль (в данном случае – подотрасль) права отличается от другой – по предмету и методу правового регулирования.
От финансового налоговое право отличается более узким предметом правового регулирования, т.к. финансовое право – это право, регулирующее весь комплекс и спектр отношений, возникающих в сфере государственных финансов. Это и бюджет, и налоги, и банковское регулирование, право денежного обращения, финансовый контроль, валютное регулирование и т.д.
Что такое экономическое право – это вообще дискуссионный вопрос, но можно предположить, что в целом это право, регулирующее отношения, возникающие из осуществления субъектами хозяйственной деятельности той или иной деятельности (это если в самом общем плане).
И тут существует особенность: если налоговое право является одной из важнейших частей финансового, то право налоговое и экономическое только соприкасаются в некоторых моментах. Не более.
Что касается названия нашей фирмы, то «налоги» в первую очередь означают нашу основную специализацию, которая сохраняется у нас уже более 22 лет. А «финансовое право» отражает тот факт, что мы работаем по всем направлениям финансового права, а не только исключительно по налогам.
Отмечу, что название было придумано в далеком 1993 году, однако, несмотря на столь долгий отрезок, времени название нашей уже не компании, а группы компаний, по-прежнему призвано отражать наши основные направления специализации.

8. Что, на Ваш взгляд, является сегодня самым актуальным для «выращивания» грамотных налоговых юристов в нашей стране?
Сложный вопрос. Не думаю, что знаю на него точный ответ, тем более, что я далек от вузовского образования. Я вообще считаю, что преподавать, в частности налоговое право, надо в самом общем виде. Задать, так сказать некий алгоритм, вектор понимания налогов, а все остальное только практика.
Тем более что налоговое право в настоящее время испытывает очень сильное, как я его называю, «дробление». Дело в том, что в последнее время законодатель очень вольно обращается с регулированием налоговых отношений, считая, что если в налогообложении есть какая-то проблема, то надо срочно принять какой-нибудь закон с поправками в Налоговый кодекс. В результате мы видим в налоговом праве нагромождение разнообразных институтов, подинститутов, а то и совокупности норм, которые полностью обособлены от других правовых институтов, не вписываются в общую систему налогового права и представляют собой какие-то отдельно взятые куски, внедренные в живой организм кодекса.
В результате получается некое такое лоскутное, рваное и неровное одеяло, которым надо как-то укрываться.
Примеров здесь масса: это и налоговый контроль за трансфертным ценообразованием, и система контроля за российским бизнесом и его налогообложением за рубежом, разные там консолидированные налогоплательщики и горизонтальные мониторинги.
Данное обстоятельство разрушает целостность налогового права, его системность, делает невозможным его последовательное, нормальное изучение и преподавание.
Да о чем говорить, если только по такой категории как взаимозависимость в налоговом праве существуют четыре (!) самостоятельные разновидности.
Конечно, в описываемом мною явлении по «дроблению» много и объективных причин, т.к. усложнение общественных отношений в экономике и государственных финансов влечет и усложнение налогообложения, однако этот процесс все равно нуждается в упорядочивании и контроле. Иначе через несколько лет налоговое право будет представлять из себя уродца, состоящего из пришитых частей и всяких неприглядных наростов. Но это, наверное, отдельная проблема, о которой надо говорить за рамками настоящего интервью.

9. Сильна ли конкуренция в области налогового консультирования? Как начинающий налоговый консультант может заявить о себе рынку?
Конкуренция на рынке налогового консультирования конечно же есть, как и на других свободных рынках, однако она далеко не смертельная. Дело в том, что рынок этот очень и очень большой, разнообразный, со своими особенностями и со своей структурой, поэтому считаю, что любой более менее грамотный специалист способен занять свою нишу.
Заявить о себе рынку можно по-разному, но самый универсальный рецепт один – начинай работать, не жди чуда, его не будет, начинай работать и все. Помоги составить своему знакомому налоговую декларацию по НДФЛ (тем более, что декларационная кампания по этому налогу уже началась), дай совет предпринимателю по его спецналоговому режиму, составь проект апелляционной жалобы и считай, что ты почти «на рынке».

10. Как, на Ваш взгляд, сегодня освещается налоговое право в юридических вузах? Может ли выпускник юрфака сразу приступать к налоговому консультированию? Какие проблемы, на Ваш взгляд, сегодня существуют у молодых начинающих юристов, готовых работать в сфере налогового права?
В целом у меня как у работодателя особых нареканий к преподаванию налогового права в вузах нет. Те выпускники, с которыми я общаюсь, как правило, показывают приемлемые результаты. Еще раз подчеркну, что современное налоговое право в настоящий момент сильно раздроблено. В налоговом законодательстве есть области, которые вообще никак с другими областями не связаны и о которых не имеют представления даже те, кто налогами занимается профессионально.
Поэтому я считаю, что выпускники должны получать общее представление о сути налогов и структуре налогового права, а опыт и навык будет ими приобретен уже в процессе работы (это, кстати, касается не только налогового права).
Кроме того, не согласен с расхожим убеждением, что «в вузе учат одному, а приходишь на работу – там все по-другому». Полная чушь… Если студента учили по Налоговому кодексу РФ, то что же, работать ему придется по налоговому кодексу Буркина-Фасо или может быть Марса? Другое дело, что в вузе дают знания, а на работе эти знания надо уметь прилагать. Так в чем же здесь противоречие?
Или еще одна глупость: «в вузе учат теории, а работать приходится на практике». Еще раз повторюсь, нет ничего практичней хорошей теории. Другое дело, что теорию эту надо прилагать не так, как хочется, а так как надо, но это ведь уже другое дело. Не зная теории права, юристу в профессии вообще делать нечего. Если Вы не знаете, что такое принципы права, что такое толкование и каковы его виды, что такое доказательство и прочее, как можно вообще работать? Вы не юрист, вы, простите, поденщик.
Может ли выпускник юрфака сразу приступить к консультированию? Все зависит от выпускника и от уровня вопроса, который перед ним ставят. У меня в компании молодые юристы спокойно справляются с запросами по налогам, но ведь понятно, что это вопросы не самые сложные, не самые запутанные. Правда, простых вопросов нам наши клиенты почти и не задают, но отобрать что-то более менее возможное для специалиста без опыта вполне реально.
Что касается проблем, то первое, с чем сталкивается молодой специалист, приходящий в налоговую сферу, это ее безграничность и масштаб. Налоговое право до того огромно, что у многих опускаются руки и начинается паника. Некоторые, думая, что им это никогда не одолеть, ломаются (я это сам наблюдал) и уходят в другие отрасли правовой специализации.
Вторая проблема – налоговое право сильно взаимосвязано с другими отраслями права. Это та сфера, с которой пересекаются многие другие сферы. И если специалист не обладает хорошим багажом знаний, то он постоянно будет сталкиваться с тем, что налоговые проблемы он будет воспринимать поверхностно.
Третья проблема, тесно связанная со второй, это то, что в налогах очень много «экономики» и «учета». Приходилось слышать из уст некоторых юристов, претендующих на звание налоговых: «Это не ко мне, это к бухгалтеру». Или, еще хуже, встанет такой юрист в суде, оттарабанит свою «юридическую» позицию, а судья задаст вопрос поконкретней, а этот горе правовед и поплыл: «Ой, а это лучше бухгалтера спросить». Несколько раз видел в судах, как при рассмотрении налогового спора в суде юристов просто задвигали на задворки процесса и общение шло между бухгалтерами предприятия и инспекторами. Поэтому выпускник вуза, намеревающийся заниматься налогами, должен разбираться в этих вопросах, знать что такое план счетов, что такое первичные документы и пр. А уж как он получит эти знания – самостоятельно или на курсы какие запишется – это уже его проблема.

11. Как следует выстраивать свои карьерные «точки» сегодняшнему выпускнику юрфака, исходя из реалий юридического образования? Какие этапы, на Ваш взгляд, являются обязательными, а какие – желательными?
Главное, что должен понимать выпускник юрфака, приступая к работе, это то, что настоящая учеба только начинается, т.к. работа юриста – это постоянное познание нового и неизведанного. Тот кто думает, что выйдя из вуза, он закончил свое обучение, – сильно ошибается.
Поэтому способности к самообучению юрист после вуза должен не просто сохранять, а постоянно развивать. Это чтение и новых материалов, новых законов (хотя бы в обзорах), и судебной практики, и статей и монографий о современном законодательстве. Считаю обязательным регулярное посещение каких-то курсов, семинаров, конференций.
Из обязательных этапов работы юриста считаю такой этап как работа юрисконсультом (на предприятии, у предпринимателя, в госоргане), а также этап работы в суде в качестве представителя.
Я всегда говорил и говорю, что «тот, кто в суд не ходил, не может считаться полноценным юристом».
Только тогда, когда юный специалист увидит изнутри работу по правовому обслуживанию деятельности той или иной организации, а также примет участие в рассмотрении конкретного спора в суде, можно говорить о том, что идет правильное формирование настоящего, полноценного специалиста.
И еще один момент. Представления о профессии юриста в общественном сознании несколько искажены. Некоторые «юноши бледные» просятся ко мне на работу, а я задаю коварный вопрос: «Минимум твоей зарплаты какой видишь?» Он отвечает: «Ну, тыщ 50-60 для начала».
Отвечаю «Хорошо, а ты сможешь их заработать?» И рисую ему на листочке экономику фирмы и экономику зарплаты – сколько проектов ему надо выполнить, сколько заключений написать, сколько клиентов проконсультировать, чтобы получились эти 50-60 «тыщ». Исходя из рисунка, получается, что юному дарованию надо «закрывать» проектов на 500.000 и более рублей. А это для него просто нереально.
Поэтому я всем молодым говорю: «Дам я тебе «для начала» тысяч 20 и это для меня «инвестиции» в надежде, что через полгода-год ты хотя бы эти деньги начнешь отрабатывать». Сразу скажу, получается не у всех.

12. Что (или кто) формирует грамотного налогового юриста в современном мире? Есть ли отличия российских налоговых юристов от европейских и американских налоговых юристов?
Как говорил герой одного известного фильма, в мировом масштабе о налоговых юристах других стран судить очень сложно. Со своими бы, отечественными разобраться. Однако исходя из того, что мне удалось увидеть, общаясь с зарубежными коллегами, могу отметить их приверженность именно процедурным аспектам защиты своих клиентов. У нас приоритет всегда был и особенно сейчас остается за материально-правовыми моментами. То есть, грубо говоря, наш судья, рассматривая налоговый спор, в первую очередь выясняет вопрос «а есть ли недоимка», и если недоимка, т.е. неисполненное налоговое обязательство имеется, тогда судья рассматривает вопросы «процедуры», т.е. насколько правильно действовали налоговые органы по выявлению этой недоимки и по ее взысканию. И если будет выявлено, что налоговый орган «существенно» (это более чем оценочная категория) нарушил процедурные вопросы, только тогда во взыскании будет отказано, но в настоящее время это случается крайне редко.
Также меня всегда поражала широта и прямота взглядов зарубежных юристов. Несмотря на свою специализацию, наши иностранные коллеги очень хорошо ориентируются во многих вопросах, находящихся за пределами их узкой компетенции.
13. Как строится Ваш рабочий день? Есть ли определяющие характеристики Вашей нагрузки? По какому принципу Вы расставляете приоритеты?
Все зависит от того, что у меня запланировано на конкретный день. Если я готовлю лекцию, это один распорядок, если мы проводим семинар, это другая нагрузка. Главной характеристикой мой нагрузки я бы смело назвал разнообразие, т.к. мне приходится и руководить нашей компанией – а это совещания, встречи, звонки, деловая переписка и т.д., – и выполнять сугубо профессиональную работу, ведь я еще и сам веду консультации, готовлю заключения для клиентов, вычитываю и правлю заявления и жалобы… Но в любом случае приоритета у меня три: 1) клиенты (договоры, акты, предоплаты/оплаты и пр.);
2) персонал, т.е. мои коллеги по работе
3) профессиональный уровень компании.

14. Что следует читать налоговому юристу? Ваши профессиональные советы.
Первый и главный совет – вообще читать, хоть что, т.к. в последнее время я наблюдаю катастрофическое положение с чтением. Возмущаюсь, когда мне говорят: «Ой столько работы, столько работы, читать совершенно некогда». Надо понимать, что если вы перестаете читать – это начало конца.
Юрист в первую очередь должен читать нормативные акты, причем как новые, «свежие», так и перечитывать то, что вроде бы хорошо известно. Мой самый главный совет или требование для сотрудников: «Читайте Налоговый кодекс – там все написано».
Во-вторых, юрист должен постоянно читать статьи и публикации по теме своей специализации, благо сейчас масса и юридических журналов, а также всевозможных интернет изданий.
В-третьих, юрист должен читать материалы по смежных областям своей деятельности: психология, риторика, теория аргументации, искусство убеждения, развитие памяти, управление информацией и пр. и пр. Это очень помогает.
Ну а если юрист еще читает художественную литературу, современную или классическую, то это вообще здорово!

15. Современный юрист очень много выступает публично – в суде, в коллективе, на юридических мероприятиях. Каков Ваш опыт публичных выступлений? Как юрист может сформировать и улучшить свои ораторские навыки?
Если юрист не умеет говорить и публично выступать, то такой юрист очень много теряет в своем профессиональном и служебном росте. Больших высот в профессии без умения говорить не достигнуть.
Мой опыт публичных мероприятий, без хвастовства скажу, очень и очень большой, т.к. я с детства публично выступаю (даже в кружок художественного слова при Дворце пионеров ходил).
А чтобы хорошо выступать, юрист должен читать соответствующую литературу, которой очень и очень много, и постоянно тренироваться. Только так можно обрести опыт и навыки.
Ну и надо понимать, что публичные выступления очень сильно развивают интеллектуальные способности юриста, он как бы переходит на новый уровень и понимания, и решения проблем, которыми он занимается.

16. Одна из главных проблем современной юридической профессии – профессиональное выгорание. Сталкивались ли Вы с этой проблемой? Какие симптомы? Есть ли рекомендации по ее профилактике?
Честно говоря, я плохо представляю, что такое профессиональное выгорание. Встречался с профессиональной усталостью, когда человек через некоторое время вдруг начинает думать, что ему не интересно заниматься своим делом и хочется изменить сферу приложения профессиональной активности. Такое случается, конечно, но это слишком индивидуально, чтобы я как-то смог это обобщить.
Видел я еще примеры, когда юрист «ломался» на работе, т.е. не мог пережить своих неудач, не мог справиться с какими-то собственными разочарованиями. Такое, конечно тоже случается, но это происходит не только с юристами, но и с представителями других профессий.
Исключить такие ситуации, к сожалению, почти невозможно, однако один совет все-таки дать попробую. Во всяком случае этим советом я пользуюсь сам и стараюсь внедрять на фирме. Нельзя допускать перегрузки, надрывы, когда никаких ни физических ни душевных сил просто не хватает для работы. Вспоминаются мудрые высказывания: «Все хорошо, что в меру», «Мера – это мудрость» и т.д. Необходимо с самого начала установить нормальный режим труда и отдыха, вести здоровый образ жизни, заниматься спортом или какой-то физической активностью, беречь себя в конце концов, не гробить…
Я знал одного молодого юриста, который поставил себе цель – за 6 месяцев заработать миллион. Само интересное, что эти деньги он заработал, да вот только почти все потратил на реабилитацию после инфаркта, и это в 29 лет. Поэтому надо понимать, какой бы интересной ни была ваша работа, как бы вы ответственно к ней ни относились, но работой жизнь человека не ограничивается. У человека обязательно должна быть семья, друзья, увлечения.. Тогда, кстати, и на работе все будет получаться намного лучше.
Вот именно в этом и заключается мое понимание профилактики профессионального выгорания.

17. Чем юрист 2015 года отличается от юриста 2000 года и каким он будет в 2030 году? Ваши комментарии и прогнозы.
Не скажу, что юрист 2015-го сильно уж отличается от юриста 2000 года. За сотни лет суть нашей профессии особо не изменилась – надо знать содержание законов, уметь их толковать и применять в отношении клиента. Я думаю именно эти качества также будут востребованы и через 15 лет. Другое дело, что от юриста 2030 года потребуются новые навыки работы с информацией, т.к. вал современного нормотворчества не поддается никакому разумному освоению. Как это будет достигаться – ума не приложу, но думаю, что ничего сверхужасного в нашей профессии к 2030 году не произойдет.

18. Ваши пожелания практикующим налоговым юристам-коллегам и выпускникам юридических факультетов, мечтающим работать с налоговым правом.
Никоим образом не считаю себя мэтром или фигурой, способной с высоты своего величия давать выпускникам вузов, будущим налоговедам, какие-либо напутствия.
Скажу буквально несколько слов.
Коллеги, приняв решение заниматься налоговым правом, вы вступаете в бескрайний и интересный Мир, в котором (вот уж точно) вам никогда не будет скучно.
Научитесь все свои победы (да и поражения) воспринимать как авансы. Забывайте о своих победах как можно быстрее. Потому что прошлыми победами сыт не будешь, а надо двигаться вперед. Нет ничего печальнее зрелища, чем бывший победитель, который когда-то выиграл какое-то дело, а сейчас уже ничего не может.
Думайте, делайте, учитесь новому и терпеливо ждите своей удачи – и все у вас получится.

Комментариев нет:

Отправить комментарий