понедельник, 1 февраля 2016 г.

Суды соглашаются с позицией ФНС о том, что налог/контроль за ценами возможен при выявлении недобросовестности

Как мне кажется, 2016 г.  должен стать годом первых судебных прецедентов на уровне Верховного Суда РФ по применению норм раздела 5.1 НК РФ - "Налоговый контроль за ТЦО" (действует с 1 января 2012 г.).
Ведь в настоящее время по многим принципиальным вопросам этого налогово-правового института сохраняется неопределенность.

Вот пример,  недавно, АС Московского округа рассмотрел примечательное дело, которое было разрешено в пользу налоговых органов (см. Постановление АС МО от 14.12.2015 № Ф05-17464/2015).
Фабула: компания приобрела недвижимость за 243,8 млн. руб. и реализовала её физ/лицам за 8,3 млн. руб. Оценщик оценил рыночную стоимость объектов в 415,6 млн. (Вот ведь как в жизни все зыбко и непостоянно!)
Налог/инспекция сделала вывод о получении компанией необоснованной налоговой выгоды путем занижения рыночной стоимости недвижимого имущества для его дальнейшей реализации с целью уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль,  по НДС, а также по налогу на имущество.
Суд согласился с позицией налог/инспекции и указал о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (при продаже имущества по цене в 30 раз меньше цены приобретения). Выводы были сделаны с учетом взаимозависимости компании и физ/лиц, участвующих в сделке (дело № А40-193578/14).
Комментарий от А.В. Брызгалина: необходимо отметить, что по вопросам возможности и законности проверки налоговыми органами цен по сделкам, которые не
признаются контролируемыми для целей раздела V.1 НК  РФ, до сих пор нет единства мнений.
Минфин еще в 2012 г. указывал в своих письмах примерно следующее…
Если сделка заключена м/у взаимозависимыми лицами, не относится к категории контролируемой, но исчисление налоговой базы по налогам определяется отдельными статьями ч. II НК РФ со ссылкой на ст. 105.3 НК (бартер, безвозмездная передача, залог, натуральная оплата труда), то контролировать цены в таких сделках можно при обычных ВНП и КНП.  Контроль за крупными (более 100 млн. и 1 млрд. руб.) контролируемыми сделками между ВЗЛ контролируется ФНС.
Однако, продолжал Минфин, в связи с тем, что с 1 января 2012 г. в ч. II НК РФ внесены особые поправки (в части формирования налоговой базы),  проверяя иные сделки, налог/органы вправе проводить контроль за ценами для целей налогообложения так же, как они проводили его в условиях ст. 40 НК РФ. Кроме того, цены можно «разбивать» через «недобросовестность» (письма Минфина от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145, от 26.10.2012 № 03-01-18/8149).
Данная позиция до территориальных налог/органов была доведена письмом  ФНС от 02.11.2012 № АД-4-3/18615.
Однако судебная практика пока не считает такой подход однозначным.
Так по одному из дел было указано, что налоговый орган в ходе КНП и ВНП при наличии сомнений в обоснованности получения налоговой выгоды вправе учитывать в совокупности с иными обстоятельствами взаимозависимость лиц, заключивших сделку. Однако данное обстоятельство не свидетельствует о возможности терр/налог/органа … осуществлять контроль цен в сделках между ВЗЛ. Такие действия противоречат п. 3 ст. 105.3 НК РФ, в силу которого признается презумпция соответствия цены договора уровню рыночных цен и возможность доказательства обратного лишь ФНС» (Постановление АС СЗО от 24.07.2015 № А26-7861/2014, Постановление АС ЗСО от 22.01.2015 № А45-17329/2013).

С одной стороны, можно понять благородное служебное устремление (без всякой иронии) налоговых органов в их попытках пресечь откровенные и агрессивные способы уклонения от уплаты налогов (как в приведенном деле № А40-193578/14)[1]. С другой стороны, подходы, которые продемонстрированы в этом деле, создают угрозу и для добросовестных налогоплательщиков, т.к. неограниченно широкое и вольное толкование (а иногда и оценочное усмотрение проверяющих), может поставить под сомнение любую цену любой сделки любого налогоплательщика.
Конечно же, здесь возникают претензии и к законодателю, который установил неоднозначные положения в новом налоговом законодательстве в 2011 г., вводя новую систему контроля за трансфертным ценообразованием. В то же время приходиться понимать, что разрешать возникающие вопросы предстоит именно судебной практике, а в 2016 г. и непосредственно Верховному Суду РФ.


[1] Не исключено, что налоговые орган еще и вопрос поставит по поводу НДФЛ конкретных физических лиц, т.к. по делу имеются все основания для признания за ними получения материальной выгоды для целей применения положений гл.23 НК РФ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий