суббота, 31 марта 2018 г.

Уходя на выходные... Борис Акунин "Не прощаюсь" (2018)

Новая книга Бориса Акунина "Не прощаюсь", о приключениях Эраста Фандорина в период российской революции и смуты после 1917 года, выдержана в лучших авторских традициях этого замечательного писателя.
Буквально с первых страниц повествования нас подхватывают необычайные и страшные события первых лет всероссийской пертурбации, когда нашу страну захлестнуло цунами народного бандитизма и большевистского террора.
Читается книга очень легко, и что грустнее всего, очень быстро. Ты как будто смотришь яркий и динамичный фильм, в котором мелькают герои, идет стрельба, персонажи попадают в сложнейшие ситуации, из которых поразительно как выкручиваются и т.д.
Не будут раскрывать всем известного секрета об окончании этой книги (сам автор уже давно его везде озвучивал), но прочитав, мне показалось, что может быть небольшая, призрачная надежда на некое "продолжение" (хотя бы через 10-15 лет) всё же остается. Конечно, всё когда-то заканчивается, но не может, ну не может,  вот так вот взять и уйти от нас человек, Эраст Фандорин, который вжился в наше бытие и за приключениями которого мы следим уже с 1998 года.
Хотя, на всё воля Автора...
И кстати, в книгах Акунина всегда очень много мудрых и необыкновенных афоризмов и цитат. Но в книге "Не прощаюсь" их особенно много. Какой Вам больше всего понравился?

Борис Акунин «Не прощаюсь» (2018)

Когда нет твердого знания, остается надежда на чудо. (С. 14).

Лучше жить среди своих сумасшедших, чем среди чужих. (С. 16).

Прямо на тротуаре две крысы спокойно, по-хозяйски обгладывали мертвую кошку. Отличная аллегория того, что случилось с Россией, подумал Эраст Петрович: кто был ничем, тот стал всем.. (С. 37).

Но еще великий Мондзаэмон писал: «Жизнь – только грустный сон, увиденный во сне». (Б. Акунин  «Не прощаюсь». Москва. Захаров, 2018. С. 39).

- Послушайте, я специалист по везению. Повезло – это когда тебе достался лучший из наличествующих вариантов. Из наличествующих, понимаете?  (С. 43).

При прямом столкновении индивидуализма с коллективизмом у первого нет шансов на победу. (С. 92).

Родина человека не Россия и не Израиль, а вся земля. И пока на всей земле не устроится
хорошая жизнь, ни в России, ни в Израиле хорошей жизни тоже не будет. Это и есть главная на свете правда.  (С. 135).

-Ох, интеллигенция, - покачал головой в след ему самый опасный человек России. – Нелепая порода. При царе помогали революционерам, но делали вид, что знать не знают о бомбах и крови. Теперь помогают контрреволюционерам, но тоже прикидываются одуванчиками. За это никто интеллигентам и не доверяет – ни старый режим, ни новый. Мы победим – тоже их любить не будем. Ибо сказано: «Извергну тебя из уст Моих, как ты есть не холоден и не горяч». (С. 173).

Разговаривать хочется с умными, а обниматься с эротичными, однако эротичный мужчина, как правило, неумен, а умный – неэротичен. Если даже вдруг одно совпадает с другим (редко, но бывает), тоже проблема. Встретишь какого-нибудь умопомрачительно красивого, да еще и нечеловечески умного. Чувствуешь – всё, пропала. Съела бы, как котлету. А красавец возьми и скажи нечто интеллектуально тонкое или парадоксально точное, от чего тянет задуматься. В голове сразу начинают жужжать бойкие мухи, стартует умственный процесс, а когда у тебя включается голова, женское сразу отключается. Любить можно или умом, или телом, а тем и другим вместе – никак.  
(С. 185).

Быть женщиной очень выгодно. Когда удобно – ты слабая. Когда понадобится – сильная. Пользуйся гонором и мышечной силой мужчин, ими легко манипулировать. Миром вообще должны управлять женщины. Большую часть своей истории человечество просуществовало при матриархате, и все было отлично. Проблемы начались, когда общество возглавили мужчины. (С. 197).

Если мир перестал тебе нравиться, а ты не можешь его изменить, предоставь мир собственной к-карме и удались. (С.199).

Знаете, у меня нет претензий к плохим людям. С ними ясно: они на стороне Зла. Но мне тяжело смотреть на хороших людей, которые неумны или слабы. За свою долгую жизнь я пришел к выводу, что Злу больше везет со своими сторонниками, чем Добру. И дезертиры из армии Добра гораздо многочисленнее. Это понятно даже и с физической точки зрения. Падение дается легче, чем подъем, подчинение легче, чем сопротивление. Я уехал из-за всеобщего бессилия. (С. 200).

– Белые меня не интересуют. Они хотят вернуться во вчерашний день, а это никогда не удается. Революция потому и случилась, что во вчерашнем дне России было плохо. Да, я намерен попасть на белую территорию. Но только затем, чтобы выбраться из страны, которая хочет заменить плохое прошлое на ужасное будущее. Ничего изменить я не могу, а наблюдать за этим процессом не хочу. (С. 201).

без нормальной разведки воевать нельзя. Половина несчастий и поражений происходят из-за того, что у белых разведка отличная, а у наших – пшик. Поэтому хоть Красная армия в десять раз больше, но это бой слепого медведя со сворой мелких злых собачонок: он только ворочается и машет лапами, а они наскакивают откуда он не ждет и рвут его острыми зубами. Медведь истекает кровью, того и гляди рухнет. (С. 272).

Потому что пошлость – это когда низменное прикидывается возвышенным, а Эраст Петрович был явно не из тех, кто прикидывается. (С. 251).

– Скажите, вы верите в судьбу? – спросила она. – В то, что каждое событие имеет смысл, что ничего случайного не происходит и что у твоей жизни есть некий предначертанный сюжет? Эраст Петрович ответил так, будто давно обдумал этот вопрос. – Предначертанных сюжетов несколько. Даже много. Но по какому из них пойдет твоя жизнь, решаешь ты сам. Это и называется «карма». В принципе, всякий человек, каким бы путем он ни шел, имеет шанс прийти к одной и той же высшей точке: стать босацу, бодхисатвой – существом с полностью пробудившимся сознанием и полной свободой от всякой т-телесности. (Б. Акунин  «Не прощаюсь». Москва. Захаров, 2018. С. 255).

У правильно живущего мужчины зрелость наступает в шестьдесят четыре года. Это восемь восьмерок – пора физического и интеллектуального совершенства. Считается, что перед человеком открывается самый плодотворный и п-приятный этап жизни, движение от земного совершенства к небесному, к мудрости, которая тоже состоит из двух восьмерок, но не перемноженных, а соблюдающих равновесие: восемьдесят восемь лет. (С. 256).

Мужчины всегда пахнут как-то не очень, а этого она выжала бы в флакон, чтоб получился одеколон «Фандорин», и потом душилась бы каждое утро. Правильно написала одна умная романистка: будем учиться любви у зверей, они любят не глазами, а носом. (С. 259).

Но слишком сложными бывают только слабые мужчины. Чем они сильнее, тем с ними проще. (С. 259).

– Не живали вы в подполье, молодой человек. Большевистской диалектики не знаете. Кто тебе товарищ, а кто нет – вопрос ситуационный. Ну хорошо. Если вы хотите уберечь Заенко – давайте шлепнем Седого. Где он живет, мы знаем. Охраны у него нет… (С. 276).

С мужчинами иметь дело легко, особенно с сильными. Будь с ними слабой, во всем спрашивай совета и проси рассказывать о былых подвигах. (С. 282).
Объективно рассуждая, женский мир несравненно лучше мужского. Он и добрее, и жертвенней, и красивее, и живее. Идеологи Бусидо утверждают, что истинное назначение мужчины – хорошо умереть. Если так, то истинное назначение женщины – хорошо жить. Не случайно мужчины ловчей всего умеют отбирать жизнь, женщины же ее дарят. (С. 292).

Полководец, который не считает нужным изображать величие, должен быть очень уверен в себе. (С. 294).

Закон самурая: или исправь свою ошибку, или разрежь себе живот.  (С. 301).

Или вы забыли, что настоящее расследование по одной линии не ведут?  (С. 301).

Давно известно, что Русь-матушку одним личным примером от лихоимства не вылечишь. (С. 303).

Не покаравший зло не лучше сотворившего зло. (С. 388).

Но когда человек мог кого-то спасти и не спас – это тоже выбор. С которым потом остаешься до конца жизни. (С. 392).

Потому что дело вовсе не в Ленине и в Троцком. Революцию породила общественная несправедливость. И я ее исправлю. (С. 393).

Древний дзэнский парадокс: «Недействие равнозначно действию, но действие не равнозначно недействию». (С. 393).

– А что, если Россия такая и есть? Что, если ту Россию, которая вам нравится, придумали Пушкин с Тургеневым? А настоящая – это Стенька Разин и Емелька Пугачев. Вы свой собственный народ-то знаете? Конечно, можно снова загнать его в подвалы и бараки, можно посадить на цепь. Но для этого придется пролить очень много крови, тут Аркаша Скукин на сто процентов прав. Никакого Пушкина с Тургеневым у белых все равно не получится. Не правильнее ли перестать себя обманывать? Признать, что Россия – не клумба с цветочками, а навозная куча. Не закрывать нос надушенным платочком, а взяться за лопаты, не бояться грязи. И тогда через сто лет, может быть, страна превратится в цветник. (С. 395).

Г-грязи надо бояться. Собственно, только ее в жизни и надо бояться. (С. 395).

«Мораль всегда предписывает ставить чьи-то интересы выше своих, тело же всегда руководствуется только тем, что лучше для него, – проповедовал он. – Ты не хочешь отказаться от вредоносной перегородки, раздваивающей твое „я“, мешающей Инь и Ян соединиться, а значит, ты никогда не станешь совершенным». (С. 396).

Благородному мужу только кажется, что у него есть выбор. (С. 397).

Когда врач боится, он может сделать ошибку. (С. 386).

Комментариев нет:

Отправить комментарий