пятница, 21 июля 2017 г.

СКЭС Верховного Суда РФ признал право ИФНС проверять сделки на «добросовестность» в делах о банкротстве (дело № А40-201077/2015)

11 июля Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ был рассмотрен вопрос о необходимости проверять сделки на их «добросовестность» для целей включения в реестр кредиторов. Дело направлено на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 11.07.2017 № 305-ЭС17-2110 по делу А40-201077/2015).

Фабула дела: в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО иностранная компания обратилась в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ее денежного требования, вытекающего из договора займа.
Арбитражные суды, признавая требование иностранной компании обоснованным, исходили из того, что по заключенному между ООО и иностранной компанией договору займа имеется непогашенная задолженность в сумме 81 331 092 руб. 41 коп. При этом суды отклонили возражения налогового органа об аффилированности кредитора и должника, поскольку
законодательство о банкротстве не содержит запрета на включение в реестр требований кредиторов долга перед аффилированным лицом, вытекающего из земных отношений. Доводы уполномоченного органа о том, что денежные средства, полученные должником по договору займа, перечислялись им на счета других организаций в счет оплаты строительных материалов и работ, которые поставлялись (выполнялись) в интересах контролировавших займодавца лиц и не имели какой-либо связи с экономическими интересами должника, признаны судами не относимыми к существу рассматриваемого спора.
СКЭС ВС РФ отменила решения нижестоящих судов, направив дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. Экономколлегия указала, что при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости или притворности договора суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов, представленных кредитором, формальным требованиям, установленным законом. Суду необходимо принимать во внимание и иные свидетельства, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по сделке. В ситуации, когда ФНС России представила серьезные доказательства и привела убедительные аргументы по поводу того, что именно указанным ею образом выстраивались отношения между аффилированными организациями, контролируемыми одним и тем же лицом, а кредитор представил лишь минимальный набор документов (текст договора и платежные поручения), не раскрыв с достаточной полнотой все существенные обстоятельства заключения и исполнения сделки, у судов не имелось оснований для вывода о реальности заемных отношений.

Комментариев нет:

Отправить комментарий