понедельник, 26 июня 2017 г.

13 июля СКЭС Верховного Суда РФ рассмотрит вопрос о правомерности привлечения руководителя к субсидиарной ответственности (дело № А50-5458/2015))

13 июля Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ будет рассмотрен вопрос о правомерности привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (дело № А50-5458/2015).

Фабула дела: в обоснование требований о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности, УФНС ссылался на неисполнение им обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве несмотря на наличие обстоятельств, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. В качестве таковых налоговый орган указывает на образовавшуюся и непогашенную в течение 3 месяцев недоимку по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды в сумме 232 823 руб., отвечавшую формальным признакам банкротства исходя из смысла ст. 3 Закона о банкротстве (в ред. Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ).
Арбитражный суд I инстанции, удовлетворяя требование уполномоченного органа, исходил из
того, что по состоянию на 23.07.2010 должник отвечал признакам банкротства, следовательно, с этого дня у его руководителя возникла обязанность по обращению с заявлением о признании должника банкротом, неисполнение данной обязанности в отведенный законом месячный повлекло за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могли быть исполнены существующие фискальные обязательства перед бюджетом.
Суд апелляционной инстанции, не опровергая наличие у должника просроченной задолженности по уплате страховых взносов и факт ее последующей неоплаты, при отмене решения суда I инстанции указал на то, что согласно сложившейся в спорный период судебной практике данная задолженность в силу особой правовой природы страховых взносов как индивидуально-возмездных обязательных платежей, имеющих целевое назначение, не подлежала учету при установлении признаков несостоятельности, в связи с чем не свидетельствовала о возникновении у руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве.
Поддерживая выводы апелляционного суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, АС УО дополнительно указал на то, что наличие у должника формальных признаков банкротства в любом случае не является достаточным основанием для вывода о возложении на руководителя должника обязанности по обращению в суд с заявлением в порядке ст. 9 Закона о банкротстве, поскольку само по себе возникновение у хозяйствующего субъекта кредиторской задолженности не подтверждает наступление такого критического момента, с которым законодательство о банкротстве связывает необходимость инициирования процедуры несостоятельности.
Управление ФНС обратилось с кассационной жалобой в ВС РФ, указав, что осуществляя дальнейшую хозяйственную деятельность при наличии просроченной задолженности по уплате страховых взносов за 2009 и 2010 гг., должник производил расчеты с поставщиками, наращивая долги по обязательным платежам (перед бюджетом и внебюджетными фондами), которые неуклонно возрастали до 2015 г. и в настоящий момент не погашены. Как полагает уполномоченный орган, изложенные им обстоятельства свидетельствовали не просто о факте долговых обязательствах, просроченных свыше трех месяцев, превышающих 100 000 руб., а об объективном банкротстве.
Судья ВС РФ Разумов И.В. счел, что доводы налогового органа заслуживают внимания и Определением ВС РФ от 05.06.2017 № 309-ЭС17-1801 дело было передано для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ, которое состоится 13 июля 2017 г. По результатам рассмотрения спора нами будет оперативно размещена соответствующая информация.

Комментариев нет:

Отправить комментарий