вторник, 22 ноября 2016 г.

Завтра, т.е. 23 ноября, СКЭС Верховного Суда РФ рассмотрит два налоговых спора

Завтра, т.е. 23 ноября, Судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрит два интересных налоговых спора:

Первое дело – дело об учете налогоплательщиком в целях налогообложения сделок с поставщиком, который, по мнению налогового органа, объективно не мог осуществлять поставку товара (Определением Верховного Суда РФ от 13.10.2016 № 305-КГ16-10399 дело № А40-71125/2015 передано для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ).
Фабула дела: по результатам выездной налоговой проверки налоговым органом было вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, основанием для принятия которого послужил вывод о неправомерном включении налогоплательщиком в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, и вычетов по НДС сумм расходов по операциям с ООО, поскольку спорный контрагент не мог осуществить поставку товара в силу отсутствия у него управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов,
складских помещений, транспортных средств; налогоплательщик создал фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды.
Арбитражные суды I и апелляционной инстанций, удовлетворяя заявленные налогоплательщиком требования, исходили из того, что продукция (уголь), поставленная ООО, реализована покупателям. При реализации начислен и уплачен в бюджет НДС, сумма реализации включена в налоговую базу по налогу на прибыль. Реальность выполнения операции подтверждается документами (договором, счетами–фактурами, товарными накладными, квитанциями о приеме груза на перевозку, удостоверениями о качестве угля, железнодорожными накладными; опросом А., подтвердившей факт осуществления деятельности в интересах ООО на основании доверенности, выданной ее руководителем; опросом руководителя организации, осуществлявшей транспортировку товара ООО по железной дороге в адрес грузополучателей. Привлечение ООО в качестве поставщика было обусловлено производственной необходимостью, в том числе специфичностью поставляемого сырья – угля определенной марки. В ходе проведения встречной проверки ООО не было установлено наличия взаимозависимости между ним и налогоплательщиком. Отсутствие работников у контрагента не является признаком получения необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности), поскольку деятельность организаций не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия достаточного количества сотрудников. Также суды указали на отсутствие у налогоплательщика обязанности при заключении сделки проверять контрагентов своих поставщиков, а также признали заключение эксперта от 29.12.2014, опровергшего подлинность подписи руководителя контрагента на первичных документах, недопустимым доказательством в силу отклонений от методики проведения экспертизы.
 Арбитражный суд кассационной инстанции (МО), отменяя данные судебные акты и отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что вывод судов является ошибочным, поскольку им не учтены существенные обстоятельства, установленные в ходе проверки, и необоснованно придано значение обстоятельствам, которые не опровергают тот факт, что операция не могла выполняться реально, о чем свидетельствует отсутствие у ООО необходимых условий для экономической деятельности, а фактические обстоятельства, установленные судами, истолкованы не в соответствии со ст. ст. 171, 172 и 252 НК РФ.
Судья ВС РФ Завьялова Т.В. сочла, что доводы налогоплательщика по делу заслуживают внимания и передала дело на рассмотрение СКЭС ВС РФ. 

Второе дело - дело о том, должны ли проверяющие корректировать базу по налогу на прибыль на сумму доначисленных налогов (Определением Верховного Суда РФ от 13.10.2016 № 305-КГ16-10138 дело № А40-126568/2015 передано для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ).

Фабула дела: по результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика за период  с 01.01.2011 по 31.12.2012 налоговым органом было вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику доначислен налог на прибыль организаций в сумме 46 961 910 руб., НДПИ в сумме 98 306 руб., НДС в сумме 26 021 346 руб., начислены пени в сумме 8 885 707 руб. По мнению налогоплательщика, при определении налоговой базы по налогу на прибыль организации за 2011- 2012 гг. налоговый орган неправомерно не учел сумму доначисленного по результатам проверки НДПИ, что привело к доначислению налога на прибыль в сумме 15 729 руб.
Арбитражные суды I и апелляционной инстанций, удовлетворяя заявленные налогоплательщиком требования, исходили из того, что суммы данного налога должны были быть учтены налоговым органом при исчислении налогооблагаемой базы независимо от представления налогоплательщиком уточненных налоговых деклараций. При этом суды отклонили довод налогового органа о возможности подачи заявителем уточненной декларации в порядке ст. 81 НК РФ в связи с выявлением ошибок, не приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате.
Арбитражный суд кассационной инстанции (МО), отменяя данные судебные акты и отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что, несмотря на то, что предметом выездной налоговой проверки в силу ст. 89 НК РФ является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов, налоговый орган не вправе в рамках той же проверки включать доначисленные налоги в состав прочих расходов на основании ст. 264 НК РФ. Решение налогового органа по результатам выездной проверки в силу ст. ст. 137, 138, 139.1 НК РФ до момента вступления в силу не подлежит исполнению и не может создавать каких–либо правовых последствий, кроме случаев, прямо предусмотренных НК РФ. Обязанность по уплате доначисленного НДПИ у налогоплательщика возникла после вступления в силу решения налогового органа (с учетом того, что налогоплательщиком подавалась апелляционная жалоба на решение, последнее вступило в силу в момент принятия вышестоящим налоговым органом решения по апелляционной жалобе – 21.04.2015). Следовательно, на момент вынесения налоговым органом решения (31.12.2014) у налогоплательщика отсутствовала обязанность по уплате доначисленного НДПИ и, соответственно, отсутствовал расход в виде начисленного налога, предусмотренный подп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ, в размере, указанном в решении налогового органа
Судья ВС РФ Тютин Д.В. указал, что доводы налогоплательщика по делу заслуживают внимания и передал дело на рассмотрение СКЭС ВС РФ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий