пятница, 12 августа 2016 г.

Уходя на выходные ... Новая книга Бориса Акунина "Вдовий плат" (2016)

Недавно прочитал очередную книгу Бориса Акунина "Вдовий плат".
Книга, состоящая из 2 связанных частей, повествует об истории противостоянии Москвы и Нижнего Новгорода в 15 веке, а также описывает несколько эпизодов царствования Ивана III.
Вот как об этом написано в аннотации: Книга посвящена эпохе правления великого московского князя Ивана III. Окончательно освободив русскую землю от ордынских ханов, царь решает объединить земли, расположенные около Москвы. Мы погружаемся в далекие 1470-е года, когда начало набирать силу столкновение Великого Новгорода и Москвы. В то время, такого большого количества женщин, которые решали судьбу страны не было. Накаляются события между 3 женщинами: Марфа Железная, Настасья Каменная и Евфимия Шелковая. Соревнование между боярских усадеб, любовь, политика, выборы и черный PR.

Как обычно - книга написана очень хорошо и ярко. Полное погружение в эпоху древней Руси как будто путешествуешь на машине времени. Много крови, много грязи, много страданий... Но как уж есть.
Особенно мрачной получилась вторая часть, описывающая внутренний мир Ивана III, которую читать без содрогания просто не возможно.
Хотелось бы сказать "приятного прочтения", но уж больно специфический сюжет, поэтому скажу просто - рекомендую. 

Борис Акунин «Вдовий плат» (2016)

Легче враждовать с десятью мужиками, нежели с одной женкой. (С. 106).

Московские правила нетрудные. Власти не перечь, кланяйся ей чем ниже, тем лучше. Про законы ведай, что они для дураков писаны, и блюди один-единственный: понимай, чего хочет власть – не на словах говорит, а на самом деле хочет, и никогда тому  не препонствуй. На Москве делать дела выгодно. Умный человек в сто разных рук копейку совать не будет, а даст гривенку в одну руку, самонужную – и после получит прибытка вдесятеро. Вот и вся наука. (С. 220).

- Новгород мне враг. А вражеские деньги подобны не воде, но огню. Куда его искры залетят,
там начинается пожар.
- Да, деньги больше похожи на пламя. Можно пожар устроить, но можно и обогреться. Можно кашу сварить. Прав ты и в том, что деньги бывают вражеские, бывают дружеские, а еще они бывают свои. И если правитель о преумножении своих денег не заботится, его держава непрочна. (С. 227).

В одном государстве двух законов и двух властей быть не может. Иначе рано или поздно они между собой сшибутся. (С. 230).

Те, в ком ума больше, чем верности, рано или поздно предают. Опасно государю держать подле себя людей, которые его мудрее. (С. 235).

Самодержцу друзья не нужны. Нужны слуги. (С. 236).

Самые ценные помощники получаются либо из тех, кто меня до цепенящей судороги страшится, либо из тех, в ком страха нет вовсе. Вторые драгоценней, ибо очень редки, но беда в том, что они-то, обычно и портятся. Начинают мыслить себя незаменимыми, льститься уверенностью, что я без них как без рук. И тогда, хоть бывает жалко, приходится сей загнивший член отсекать.
Так было с Адашевым, умнейшим, но и гордейшим из столпов моей младости. Мало ему показалось служить мне десницею, возжелал стать и моею головой, а я, по молодости и неопытности, слишком долго то своевольство терпел. (С. 251).

Беспременно надо, чтобы рядом был раб прехрабрый,  кто служит не за страх. Однако нельзя и забывать, что такой слуга подобен прирученному медведю. Однажды может встать на дыбы и ощерить пасть. (С. 252).

И делается мне по душевной моей благости умилительно. Вот ведь нередко бранюсь я, неблагодарный, на народ мой, а русский народ всех прочих языков возвышенней, Божьей воле и государю своему покорней. Поляки и немцы, да те же татаре давно взбунтовались бы, не стерпев испытаний – и тем огневили бы Господа, и погубили бы свои души. А мои голуби терпят и мою ярость, и мое окаянство. За то и спасутся. (С. 263)/





Комментариев нет:

Отправить комментарий