понедельник, 14 марта 2016 г.

Комментаторы переоценили отказное Определение ВС РФ о незаконности проверок контрагентов «2, 3 и 4 звена»

В последнее время в различных СМИ широко обсуждаются результаты рассмотрения судьей Верховного Суда РФ Т.В. Завьяловой дела № А63-9913/2014. Судья вынесла определение, в котором отказала налоговому органу в передаче дела в СКЭС, иными словами, разрешив дело, в конечном итоге, в пользу налогоплательщика (см. Определение ВС РФ от 01.02.2016 № 308-КГ15-18629).
Кричащие заголовки в основном вещают нам о том, что «Верховный Суд запретил налоговикам проверять контрагентов 3 или 4 звеньев»
Однако, как говорил польский сатирик Ежи Лец, «в действительности все оказалось не так как на самом деле».
С одной стороны, по-человечески понятно стремление моих коллег «верить в лучшее», однако выдавать «желаемое за действительное» не только мешает профессиональной работе, но и может ввести в заблуждение большое количество налогоплательщиков, которые не столь искушены в переплетениях современной судебной практики по налогам.
При внимательном анализе судебных актов пока можно сделать только один вывод, суды действительно не согласились с налоговым органом, который обвинил налогоплательщика в недобросовестности, однако «прецедент не создан» и практика налогового контроля, при которой проверяющие идут «по цепочке», до сих пор, к сожалению, сохраняется.
Начать хотелось бы с того, что в самом тексте кассационного Определения ВС РФ вообще нет ни слова про «звенья»[1]. Определение написано с дежурными «отказными» формулировками
типа: «дело рассмотрено правильно», «доводам ИФНС дана надлежащая правовая оценка», иными словами «оснований для пересмотра судебных актов нет». Всё. Ни описания обстоятельств дела, ни анализа конкретных доводов сторон, ни оценки конкретных выводов нижестоящих судов.
Другое дело, что этим Определением как бы поддержаны выводы нижестоящих судов (которые единодушно вынесли вердикты в пользу налогоплательщика) о том, что «недобросовестность контрагентов 3-го и 4-го звена – еще не повод для предъявления обвинений налогоплательщику».
Вот, наверное, главный вывод из судебных актов: «… недобросовестность контрагентов второго и третьего звена не влечет автоматического признания необоснованной заявленной налогоплательщиком налоговой выгоды, поскольку каждый из этих лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами».
Ну и где же здесь «прецедентная позиция»? Да, «автоматически» признания не влечет, однако «неавтоматически»   да запросто!
Фабула дела вообще проста, такими делами сейчас завалены многие арбитражные суды.
Налогоплательщик заявил вычеты по НДС, налоговая его  проверила и установила, что у него «все хорошо», у его поставщика – «все хорошо», а вот у поставщиков поставщика (налоговики, аж до 5 колена дошли), масса несуразностей и странностей (если не сказать хуже). Налоговики пытались в этой ситуации крайним сделать именно налогоплательщика, однако у них ничего не получилось. Суды дали оценку и реальности операций, как по покупке сырья, так и по продаже готовой продукции, а также учли проявленные налогоплательщиком меры осмотрительности и осторожности, ну и сделали свой вывод – «налогоплательщик доказал, налоговая – не доказала».
Иными словами, перед нами типичное, если так можно сказать, доказательственное дело, когда судьба налогоплательщика зависит от конкретных фактов, документов, доводов, разных бумажечек и прочих мелочей. Ну и от позиции и активности представителя здесь многое зависит, а представитель  налогоплательщика в этом деле, надо понимать, был на высоте.
Ничего эпохального в выводах суда – просто нет. Спор был выигран не потому, что «налоговой нельзя проверять 2, 3, 4 и 5 звенья», а потом что в суде было установлено – налогоплательщик к этим «звеньям» не имеет никакого отношения.
Кстати, это еще не значит, что это дело «ни о чем», «пустое» и пр. Напротив, я лично очень рад за налогоплательщика и за его представителей, которые грамотно провели процесс и разрешили спор в свою пользу. Кроме того, возникни у нас по клиенту нечто подобное, то мы на это дело будем обязательно ссылаться, как и еще на множество аналогичных судебных актов (кстати, мы по таким ситуациям выигрывали дела начиная с 2007 г., с тех самых пор, как налоговые органы стали культивировать новую практику проверок «по цепочке»).
Вместе с тем, вынуждены констатировать – налоговая сплошь и рядом проверяет «контрагентов контрагентов» и суды в этом не видят ничего незаконного. Вот типичное дело № А57-22309/2013, в котором право налоговиков «проверять по цепочке» было признано за ними даже при проведении камеральной налоговой проверки.
А по множеству дел такое право «засилил» даже и Верховный Суд РФ (см. Определение ВС РФ от 20.02.2015 № 305-КГ14-7282 по делу № А40-172004/2013, а также Определение ВС РФ от 13.04.2015 № 308-КГ15-2059 по делу № А32-1200/2014).
В своем прошлогоднем письме ФНС РФ от 17.07.2016 № СА-4-7/12693@ налоговое ведомство даже провозгласило: «Положения ст.82, 93, 93.1 и 89 НК РФ не содержат оснований для ограничения истребования документов только первым контрагентом проверяемого налогоплательщика и запрета на истребование документов по цепочке сделок, связанных с первичной сделкой, у последующих организаций (контрагентов второго, третьего и последующего звена)». Ссылка при этом сделана на Определение ВС от 17.09.2014 № 306-КГ14-1989 по делу № А57-15659/2013.
Иными словами, есть решение по конкретному делу и оно в пользу налогоплательщика, однако никакой сенсации, к сожалению, – не произошло.



[1] Я уже не говорю о том, что «прецедентный» характер отказного определения более чем сомнителен. В любом случае такое определение – еще не практика, а только некий условный ориентир.

4 комментария:

  1. Уважаемый Аркадий Викторович, полностью согласен с Вашими выводами. Думаю, на сложившуюся практику рассмотрения споров по "однодневкам" Определение от 01.02.2016 никакого существенного влияния не окажет.
    А что Вы думаете по поводу "оставшегося незамеченным" Определения ВС РФ от 24.02.2016 № 302-КГ15-19622 по делу № А19-485/2015,в котором предлагается облагать налогом на прибыль выручку от продажи валюты, отражаемую в бухгалтерском учете?

    ОтветитьУдалить
  2. Уважаемый Alexander, в деле по прибили никакой сенсации нет - там все правильно. Я не знаю, что Вас смутило, но суд решил все четко и все в соответствии с НК РФ. И речь там не идет о "выручке от продажи валюты", а о разнице между коммерческом курсе и курсе ЦБ. Может я чего не увидел, то готов пообщаться.

    ОтветитьУдалить
  3. Аркадий Викторович, Вы всё правильно пишете про налогообложение разницы курсов. Но при продаже валюты налогооблагаемой прибыли обычно не возникает, так как ни один банк не покупает валюту по курсу, выше чем официальный ЦБ.
    Здесь же, судя по содержанию решений нижестоящих судов, инспекция обложила именно оборот от продажи, не полностью отраженный обществом в бухучете. Общество пыталось указывать, что выручка от конвертации валюты, вменяемая налоговой инспекцией как внереализационный доход, не образует получение дохода в смысле, придаваемом этому понятию статьями 41, 248, 250 НК РФ, но суды его не услышали.
    К сожалению, общаться в режиме комментариев к заметке не очень удобно...

    ОтветитьУдалить