среда, 10 февраля 2016 г.

ИФНС вправе привлекать к ответственности за недостоверные сведения в уведомлениях о контролируемых сделках (дело № А40-71494/2015) (+ комментарий А.В. Брызгалина)

Только недавно в блоге я писал о том, что по вопросам применения законодательства о налоговом контроле за ТЦО до сих пор много неясных вопросов, разрешать которые предстоит судебной практике в 2016 году.
Вот вам еще один пример...

26 января АС Московского округа вынес постановление по делу А40-71494/2015, которое должно сыграть важное значение для формирования практики применения ст. 129.4 НК РФ.

Фабула дела: территориальная ИФНС привлекла организацию к ответственности, по ст. 129.4 НК РФ, за представление в налоговый орган уведомления о контролируемых сделках, содержащего недостоверные сведения.
Налогоплательщик, не согласившись с выводами инспекции, обратился в суд указав при этом, что полномочия по проверке уведомления и по привлечению к ответственности по ст. 129.4 НК РФ имеет только ФНС России.

Однако суды, отказывая в удовлетворении требований указали, что именно на территориальные ИФНС по месту учета налогоплательщика возлагается обязанность по проверке своевременности представления им уведомления и отражения в нем всех контролируемых сделок, а также достоверности указанных сведений.
Таким образом, по мнению судов, территориальный налоговый орган имеет право привлекать налогоплательщика к ответственности за неправомерное непредставление уведомления о контролируемых сделках или представление уведомления, содержащего недостоверные сведения.

Комментарий А.В. Брызгалина:
Представляется, что позиция налогоплательщика вполне обоснована.
Коль скоро все полномочия по проведению налогово-ценовых проверок предоставлены НК РФ
непосредственно ФНС России, вполне логично, что именно эта структура и вправе применять к нарушителям соответствующие меры налоговой ответственности, в том числе и по ст.129.4 НК РФ.
В противном случае, получается, что территориальные налоговые органы, не имеющие прав по проведению налогово-ценовых проверок, тем не менее санкции налагать вправе.
Тем более, что при привлечении к ответственности возникает масса вопросов что называется  "по существу": обязан ли был налогоплательщик вообще подавать уведомление, являются ли сделки, которые указаны (или не указаны) в уведомлении действительно "контролируемыми", достоверны или недостоверны сведения, которые указаны в уведомлении.
Как же можно ответить на эти вопросы не совершая те или иные проверочные мероприятия?

Какая-то выборочная компетенция получается. Мне старый анекдот вспомнился, помните: "Я не гинеколог, но посмотреть могу", так и здесь: "Мы не проверяем, но наказать можем".

Мне кажется, что компетенцию по привлечению к ответственности нельзя отрывать от компетенции по проведению контроля, особенно в такой специфической сфере, как налоговый контроль за ТЦО.
Интересно, какую позицию по этому вопросу займет Верховный Суд РФ, если это дело дойдет до столь высокой инстанции.

Комментариев нет:

Отправить комментарий