понедельник, 10 марта 2014 г.

Где законопроект об упрощенном порядке возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям?

Президент РФ В.В.Путин и глава ФНС М.В. Мишустин
Как это ни странно бы звучало, но на сегодняшний день самым резонансным "налоговым" законопроектом продолжает оставаться проект, который совсем не связан с внесением каких-либо поправок в Налоговый кодекс РФ. Речь идет о законопроекте № 357559-6 с ничего не говорящим названием «О признании утратившими силу отдельных законодательных актов РФ», а, проще говоря, - о возврате к прежнему порядку возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям (я о нем уже неоднократно писал здесь и  здесь).
Как мы все помним, этот проект неожиданно появившись в ГосДуме 11 октября прошлого года, стремительно прошел процедуру первого чтения и казалось бы в январе этого года будет принят окончательно (по крайней мере уже на 22 января изначально намечалось рассмотреть его во втором чтении), но неожиданно застопорился и в итоге дата его "второго" чтения до сих пор даже и неизвестна.
Как мне кажется, причиной этого стал тот широкий резонанс в бизнес-сообществе, которое было изрядно встревожено возможным возвратом к прошлому. В результате и инициатор законопроекта, каковым является Президент РФ, дал понять, что некоторые послабления, отступления от просто автоматического возврата к старому порядку возбуждения дел по налоговым преступлениям возможны, оставалось только решить в чем они должны выразиться (см. здесь). И как мы видим вопрос о "корректировке" оказался непростым.
Конкретные поправки Президент не назвал, дав возможность вновь высказать деловому сообществу свои идеи и предложения по этому поводу.
И это неудивительно, ведь уголовное и налоговое законодательство находятся на сегодняшний
день в разных плоскостях, что вполне понятно: одна из этих отраслей является регулятивной, другая – охранительной и состыковать их дело не вполне простое.
Методы, цели, задачи – все это в той или иной степени имеет определенные различия. Например, в налоговом законодательстве нередко применяется расчетный метод исчисления налогов, а в уголовном процессе такой метод неприменим, поскольку действует принцип недопустимости объективного вменения.
Бросается в глаза и тот факт, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности за налоговые преступления никак не стыкуются со сроками давности налогового контроля. Кроме того, нельзя не принимать во внимание, к уголовной ответственности может быть привлечено только физическое лицо, в то время как субъектом налоговой ответственности являются в т.ч. и организации (но не их должностные лица). Этот момент стоит отметить особо, поскольку за период в течение которого совершается налоговое правонарушение или преступление у налогоплательщика может смениться несколько должностных лиц (руководителей, главных бухгалтеров). Правоохранительный орган не вправе вменить всю сумму недоимки кому-то одному из них.
Налоговые преступления имеют некоторую особенность по сравнению с другими преступлениями. В прессе уже не раз отмечалось, что возбуждать уголовные дела без оценки налоговых органов опасно. Установление факта неуплаты налога начинается ведь далеко не с выявления факта неперечисления исчисленного налога в бюджет, а гораздо раньше – с непосредственного его исчисления. А процесс исчисления это сугубо регулятивная, а не охранительная сфера. Здесь необходимо знать не столько критерии умысла или неосторожности в том или ином действии или бездействии (в чем наука уголовного права, безусловно, преуспела), а такие вещи как, например, порядок учета доходов, расходов и объектов налогообложения со всеми их тонкостями и нюансами, в которых порой (особенно учитывая постоянные изменения налогового законодательства) даже не каждый специалист в сфере налогообложения сходу разберется. Чего уж тут ожидать от представителей правоохранительных органов?
Есть, конечно, и много других специфических видов преступлений, где нужны специальные познания (например, в медицине, технике), но там хотя бы следователь всегда имеет возможность привлечь эксперта. А в сфере права никаких экспертиз, как известно, не проводится (юридическая экспертиза, это, по сути, нонсенс), здесь все тонкости налогообложения необходимо знать самому.
Поэтому совершенно справедливо звучат высказывания о том, что при возбуждении и расследовании таких дел нужны специалисты по налогам, которых, к сожалению, в правоохранительных органах не так много.
Соответственно, в такой ситуации не остается ничего иного как искать формы взаимодействия между правоохранительными и налоговыми органами при возбуждении дел по налоговым преступлениям. Они могут быть самыми разными, например, согласие, согласование, учет мнения, учет возражения и т.п. Оптимальную форму еще предстоит найти.
Пока же, условно говоря, предлагается зайти с другого боку – пересмотреть размер налоговой задолженности для квалификации преступлений – повысить планку. Стоило только во время недавней встречи Президента Путина и главы РСПП - Александра Шохина прозвучать этой идее и быть поддержанной Президентом, как уже появилась информация о том, что второе чтение нашумевшего законопроекта начнется именно с обсуждения этой идеи.

4 комментария:

  1. Ситуация напоминает выражение народного фольклора: "Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается..."
    На мой взгляд, лучше так (долго и кропотливо работать над тем, чтобы норма была действительно "рабочей"), нежели принять, а потом переписывать, изображая бурную законодательную деятельность.

    ОтветитьУдалить
  2. Дело в том что один из Законов Мерфи гласит: "Чем дольше делается работа, тем хуже она делается". Особенно работа законотворческая. По опыту нынешней Думы могу уверенно сказать, что долгота принятия закона никак не соотносится с его качеством. Тот же 227-ФЗ по ТЦО, который готовился почти 7 лет, писали и обсуждали долго, написали много, а качество ниже некуда.

    ОтветитьУдалить
  3. Вся проблема в следующем:

    ОтветитьУдалить
  4. На сегодняшний день практически все так называемое бизнес-сообщество зарабатывает на том, что не платит налоги. Честная (в соответствии с Налоговым законодательством) уплата налогов приведет к тому, что тот кто будет эти налоги платить в полном размере сразу окажется неконкурентноспособным. А следствием этого является резкое снижение доходов, а то и вовсе банкротство. А кому это понравится? Этим-то и объясняется встревоженность сообщества предпринимателей. Сегодняшний подход налоговых органов к проведению налоговых проверок настолько затрудняет процесс выявления преступлений, что деятельность правоохранительных органов в этой сфере больше напоминает борьбу с налоговыми органами, а не с недобросовестными налогоплательщиками. Иногда просто начать налоговую проверку становится невозможным. НалогоНЕплательщиков это очень устраивает. Исключение из связки проведения проверок соблюдения налогового законодательства налоговых органов в некоторых случаях резко упростит сбор материалов для возбуждения преступлений. В этом-то и кроется основная причина разногласий класса предпринимателей с предложениями президента РФ, а вовсе не возможное увеличение давления на бизнес правоохранительных структур в форме коррупционных проявлений или некомпетентного подхода служителей полиции.

    ОтветитьУдалить