пятница, 21 марта 2014 г.

Уходя на выходные... Генрих Падва «От сумы и от тюрьмы..» (2011).. Уходя на выходные...

Думаю, что отечественным юристам не надо рассказывать о том, кто такой Генрих Падва. Настоящий профессионал, отдавший всю свою жизнь адвокатскому делу, человек, заслуживший свою известность громкими и успешными делами.. Генрих Павлович стал уже где-то фигурой нарицательной, своеобразным эталоном достижения вершин профессионального мастерства.
Поэтому нет ничего удивительного, что когда я увидел его книгу "От сумы и от тюрьмы.. Записки адвоката" я конечно не удержался, тем более, что (я уже об этом писал) на мемуары я подсел основательно.
Знаете, за что я люблю мемуары? С одной стороны, это очень трудная литература. Ведь приходится читать и пролазить через массу малоинтересной информации, которая дорога только одному человеку - самому пишущему. Но для стороннего читателя читать всякие сю-сю му-сю, это такая скука. Иными словами, чтение мемуаров это очень часто тяжелый труд.
Однако труд этот вознаграждается какой-то очень интересной истиной, или историей, или описанием какого-то факта, в котором как в капле воды отражается суть эпохи или человека. И книга "От сумы и от тюрьмы..." как раз из этой серии. В книге я прочитал очень много интересного.
Правда меня очень интересовали какие-то "профессиональные секреты" от Падвы, но в книге о профессии написано очень и очень мало,  т.к. Г.П. Падва писал там о своей жизни, о времени, о канонах адвокатской деятельности. Но что-то взять для себя в плане профессиональной подготовки, я, к сожалению не смог. Может быть Генрих Павлович напишет об этом во второй книге?
Ну и как обычно несколько интересных мыслей и цитат...

Генрих Падва 
"От сумы и от тюрьмы... Записки адвоката" (2011)


Я думаю Город – это ведь не отдельные дома, а их сочетание, взаимопроникновение и взаимоотношение (С. 210).

В нашем прошлом – величье, в грядущем – проза.. (И.А. Бродский)

Трудно сохранить во все времена одинаковый накал любви – как в любви мужчины и женщины, так и во взаимоотношениях отца с дочерью. Я думаю, что у всех бывают периоды обострения отношений со своими детьми. И важно, сохранятся ли все-таки подлинные теплые,
близкие взаимоотношения или разрушатся совсем. К сожалению, у многих рушатся. У нас они не погибли – напротив, обрели новое содержание и глубину (С. 217).

Время от времени в своих интервью или статьях я уже пытался раскрыть смысл существования этого института для общества – не говоря уж о его роли в судьбе конкретного человека. В чем смысл существования защиты в современном правосудии?
Для более ясного и глубокого понимания я хочу остановиться на одном, вроде бы частном, вопросе, имеющем между тем огромное общее значение.
Вопрос о том, что страшнее для общества – оправдание виновного или осуждение невинного человека, - нередко возникает не только у юристов. Само собой, находятся сторонники и той, и другой точки зрения, хотя я убежден, что никакого спора тут не может быть.
Действительно, оправдание виновного – крайне опасная для общества судебная ошибка. Ведь в этом случае преступник, будь то вор или убийца, остается в обществе, угрожая ему все новыми и новыми преступными действиями. И конечно же, надо делать все возможное, чтобы виновные не были оправданы. Это все так.
Но теперь давайте задумаемся над тем, что же означает осуждение невиновного? Ведь если осужден невинный человек, то виновный, как и в случае «прямого» оправдания его судом, фактически тоже оказывается оправданным. Раз из приговора суда следует, что преступление совершил не подлинный преступник, а другой человек, то в этом случае злодей остается в обществе, смеясь над правосудием, над тем, что вместо него наказание за его деяния отбывает другой человек.
То есть ужасные последствия осуждения невиновного состоят в том, что косвенно оправдывается подлинный преступник, но, помимо этого, еще и в том, что ни в чем не повинный человек несет наказание, порой даже приговаривается к смерти! Так совершается двойная ошибка (С. 234-235).

Даже сейчас, в эпоху победившей научно-технической революции, не создан еще механизм или машина, которая могла бы принимать безошибочные решения и выносить аргументированные приговоры. Ничего лучшего, чем устроить в суде состязание между обвинением и защитой, человечество еще не придумало. Только прослушав спор противоборствующих сторон – обвинения и защиты – и обдумав представленные сторонами аргументы, суд может находить справедливые решения (С. 235).

Представление о том, что профессиональная судьба известного адвоката – это путь, полный успехов и побед, - совершенно абсурдно. Скорее уж, если обобщать, это путь неудач и поражений, и я не стыжусь это признавать. Добиться оправдательного приговора в советское время было вообще практически невозможно.
И хотя внутренне понимаешь, что не в тебе дело, а в системе, которой пытаешься противостоять, но не утешает это, а, может, еще хуже становится. И опять разочарование в самой профессии, существующей в рамках квазиправосудия. Страшно.
Проходят дни, появляется новое дело, и снова рвешься в бой. Если не я, то кто же? Нельзя сдаваться, и чем труднее – тем нужнее бороться и, вопреки всему, нередко и побеждать (С. 278).

Любой гражданин, именно любой, а не избранный воинствующими блюстителями нравов или либеральными пикейными жилетами, вправе защищаться от предъявленного ему обвинения и иметь  профессионального защитника, долг которого состоит в том, чтобы оказывать любому (!) обратившемуся юридическую помощь в защите его интересов (С. 282).

Комментариев нет:

Отправить комментарий